Валерий Соловей: "Они понимают, что дело идет к концу, надо вот сейчас нахапать как можно больше". Валерий Соловей: Наверху преемника уже определили

Почему "либеральная" тусовка в очередной раз вляпалась, на сей раз в профессора Соловья. Почему профессор Соловей так стремительно меняет политические взгляды, и почему их отсутствие - признак того, что профессор является профи в своей специальности.

У «либеральной» тусовки (во избежание недоразумений следует отметить что данная общность имеет такое же отношение к либерализму как бизнес-проект Ж. под названием ЛДПР) появился новый кумир - бывший завкафедрой по связям с общественностью МГИМО Валерий Соловей. Его инсайты из «коридоров кремлевской власти» сделали его желанным гостем на «Эхе Москвы», «Дожде», РБК, Republic.ru и других медиа, постоянное присутствие в которых и образует сообщество «либеральной» тусовки, а пламенная критика власти и решительные прогнозы произвели Валерия Дмитриевича в ранг гуру. Недавний уход из МГИМО, который, по словам самого профессора, произошел вследствие «политического давления» создал вокруг него ореол гонимого и дал шанс на переход из статуса гуру в ранг гражданского и политического лидера. Чем Валерий Соловей не преминул воспользоваться, объявив о формировании некой «гражданской коалиции».

И все бы ничего, но всякий раз, когда Валерий Дмитриевич произносил свои мятежные речи, вдребезги разнося Кремль с либеральных позиций, какие-то нехорошие люди присылали видео из его выступления в программе Владимира Соловьева «Поединок», в котором профессор выступал в команде Зюганова и защищал Сталина от «либераста» Гозмана.

В этом своем выступлении Валерий Дмитриевич объяснил Леониду Яковлевичу, что они с ним живут «в разных странах», поскольку, «в стране господ гозманов принято плевать на братские могилы». Кроме того профессор Соловей поведал, что «последствия либеральных реформ, которые происходили в 90-е по своим потерям сопоставимы с тем, что происходило в 30-е годы и что приписывается Сталину».

В этот двухминутный фрагмент своего выступления Валерий Дмитриевич вместил столько маркеров, характеризующих его политическое и человеческое лицо, что как-то даже неловко их расшифровывать и комментировать. «Господа гозманы», «плюющие на братские могилы»… «Потери от либеральных реформ 90-х сопоставимы с потерями 30-х»… Поставьте на место профессора Соловья пещерный сталинистов Старикова или Проханова и вы услышите точно ту же риторику.

На минувшей неделе Соловей, выступая на «Эхе», решил объясниться, после чего у них с Леонидом Гозманом случился обмен открытыми письмами. Сначала Валерий Соловей объяснил, что всякие дискуссии о Сталине - это на пользу Кремлю, поскольку они формируют «ложную повестку»: «Полезно осознать, что экзальтированные дискуссии о Сталине суть классическое манипулирование повесткой со стороны власти: дискуссия о настоящем подменяется дискуссией о прошлом, которое к настоящему отношения не имеет». Конец цитаты.

На резонный вопрос ведущего, зачем же он сам принял участие в создании «ложной повестки», участвуя в этой дискуссии о Сталине, Соловей с обезоруживающей улыбкой ответил: «человек слаб и тщеславен». Когда же ведущий стал допытываться, отчего же Соловей, критикующий сегодня власть с либеральных позиций, принял участие в дискуссии именно на стороне Зюганова, защищая Сталина, Валерий Дмитриевич сначала пытался отнекиваться, мол, он «не защищал» ни Зюганова ни Сталина, а потом, видимо, осознав нелепость отрицания очевидного, сослался на «эволюцию взглядов».

На «эволюции взглядов» профессора Соловья следует остановиться особо. В период того памятного выступления на стороне Зюганова и в защиту Сталина Валерий Дмитриевич пытался идейно возглавить русских националистов, создал с этой целью националистическую партию «Новая сила», и стал ее председателем. В те времена, это период 2011 - 2013 годов, Валерий Соловей выступал в основном с трибун националистических и сталинистских медиа в компании с такими людьми как Виталий Третьяков, Александр Дугин, Михаил Делягин и т.д. Эволюция и даже революционная смена взглядов - вещь вполне нормальная, весь вопрос в том, когда и под воздействием каких причин она происходит.

В конце 80-х - начале 90-х взгляды многих людей менялись под воздействием громадного объема новой информации, в том числе и о прошлом нашей страны. В 2013 Соловей выступает на стороне Зюганова и защищает Сталина от «либерастов» и «гозманов». А в 2017 входит в избирательный штаб кандидата в президенты Титова в качестве куратора идеологии и заявляет, что это будет идеология «правого либерализма». Трудно предположить, что в промежутке между 2013-м и 2017-м годами Валерий Дмитриевич узнал нечто новое о сталинизме или либерализме. Причина «эволюции взглядов» профессора Соловья примерно та же, что в годы советской власти заставляла таких как он колебаться вместе с линией партии, а после распада СССР привела бывших специалистов по научному атеизму к стоянию в церкви со свечками.

Профессор Соловей возглавлял в МГИМО кафедру по связям с общественностью, то есть он - специалист по PR. В этой профессии есть свои правила, главное из которых - приоритет интересов заказчика. Подрядился Валерий Дмитриевич отстаивать позиции Зюганова и Сталина - объясняет про «неотделимость» Сталина от Победы. Получил заказ на создание националистической партии - обоснует приоритет русского народа и вредоносность «гозманов». Поручили курировать идеологию для «Партии роста» Бориса Титова, профессор Соловей ударится оземь и вмиг превратится в правого либерала, отстаивающего свободу малого бизнеса и прелести конкурентной экономики.

Нет у профессора Соловья никаких взглядов, а их «эволюция» зависит исключительно от смены конъюнктуры. И еще. По поводу инсайдов и прогнозов профессора Соловья. На сайте «Русская платформа», где Валерий Соловей регулярно выступал вместе с националистами Егором Холмогоровым, Константином Крыловым и своим учеником, Владимиром Тором, 8.05.2012 была опубликована его статья под названием «Кровавое воскресенье Владимира Путина», в которой профессор Соловей пророчествует: «Путин не досидит до конца своего президентского срока. Теперь это очевидно». Далее профессор Соловей указывает конкретный срок гибели путинского режима - около полугода. «Очень скоро мы увидим тысячи и десятки тысяч, сокрушающие на своем пути полицейские кордоны», - вещает мятежный профессор.

Все это, по уверению профессора Соловья должно произойти через считанные месяцы. «Осенью этого года - новый подъем!» - предсказывает профессор Соловей. Напоминаю, что это было в мае 2012. Прошло 7 (семь) лет. Путин по-прежнему в Кремле, а профессор Соловей сегодня вангует как ни в чем не бывало: «В 2020 году Россию ждет революция, общенациональный кризис и смена режима. Путин не досидит до конца своего президентского срока».

Я знаю немало противников путинского режима, которые пытаются увидеть в стране и во власти какие-то признаки приближающегося конца этого фашизма нового типа, и от нетерпения делают подобные прогнозы, всякий раз ошибаясь. Но профессор Соловей - это иной случай. Специалист по связям с общественностью должен излучать оптимизм в общении с заказчиком. Вчера профессор Соловей обслуживал сталинистов и националистов и «делал им красиво». Сегодня он обслуживает «либеральную» тусовку и «делает красиво» ей.

«Либеральная» тусовка и ведомая ею либеральная общественность России подобно стаду баранов все время идет за вышедшими из Кремля «козлами-провокаторами». Будь то «Кашин-гуру», или Ксения Собчак, или Белковский с Павловским, или Прохоров с сестрой, или даже Медведев со свободой, которая «лучше чем несвобода». По данным последних исследований у аквариумных рыбок не настолько плохая память, чтобы их можно было бы сравнивать с людьми все время совершающими одинаковые ошибки. Так что для российских либералов придется подбирать иные аналогии…

Креативный редактор сайт Дмитрий Быков побеседовал с известным российским политологом Валерием Соловьем.

Валерий Соловей – профессор, зав. кафедрой МГИМО и самый известный сегодня российский политолог. Как любит говорить он сам, «по двум простым причинам». Во-первых, его прогнозы подтверждаются в девяти случаях из десяти. Это потому, объясняет он, что у него хорошие информаторы. Лично мне кажется, что информаторы тут ни при чем, а хорошая у него интуиция, но пусть объясняет, как хочет.

«И Кадырова могут сменить, и Шойгу до конца не доверяют»

– Мы с вами разговариваем в день ареста Джабраилова...

– Уже арест? Не задержание?

– Пока задержание, но обвинение предъявлено: хулиганство. Стрелял в отеле. Four Seasons. У Красной площади.

– Ну, ничего страшного. Думаю, отпустят. Максимум – под подписку. (Пока писал, отпустили под подписку. Либо кто-то ему стучит, либо он сам пишет сценарий. – Д. Б.)

– Но раньше он вообще был неприкосновенным...

– Да не будет сейчас неприкосновенных, кроме самого узкого круга. Проблема не в том, что в России нет институтов, а в том, что перестает работать типично русский институт – крыша. Месяц назад мне намекнули, что под ударом два банка – «Открытие» и еще один, считающийся этническим, и что средств на спасение обоих не хватит. Только что «Открытие» спасли. Значит, оставшемуся банку приготовиться? А уж там-то такая крыша!

– После убийства Немцова он даже на время покинул Россию. Но идея была еще раньше, даже, говорят, нашли замену – но тот человек давно не бывал в Чечне и не подошел. Впрочем, для Кадырова это было бы почетное смещение: речь шла о статусе вице-премьера. Но без портфеля.

– А в Чечне знали об этой предполагаемой з-амене?

– Да. И Кадыров, естественно, знал. Ведь эта его знаменитая фраза, что он – «пехотинец Путина», означает готовность подчиниться любому приказу Верховного главнокомандующего.

– Чем дольше он будет вне Украины, тем труднее будет его туда интегрировать, и временной рубеж, как мне кажется, – пять лет. После этого отчуждение и вражда могут стать труднопреодолимыми. Как говорит на переговорах российская сторона: если мы ослабим поддержку Донбасса, туда войдут украинские войска и начнутся массовые репрессии. Впрочем, существует некий компромиссный вариант: Донбасс переходит под временное международное управление (ООН, например) и туда входят «голубые каски». Несколько лет (не меньше пяти – семи) уйдет на реконструкцию региона, формирование местных органов власти и прочее. Потом проводится референдум о его статусе. В настоящее время Украина яростно отказывается от идеи федерализации, потому что ее предлагает Россия. А если федерализацию предложит Европа, то Украина эту идею может принять.

– И никакого Захарченко?

– Уедет куда-нибудь... Если не в Аргентину, то в Ростов.

– Как вы полагаете: летом 2014 года можно было пойти на Мариуполь, Харьков, далее везде?

– В апреле 2014 года это можно было сделать гораздо легче, и защититься никто не смог бы. Один местный высокопоставленный персонаж, не станем называть имен (хотя знаем), звонил Турчинову и говорил: будете сопротивляться – через два часа десант высадится на крышу Верховной рады. Он не высадился бы, конечно, но это звучало так убедительно! Турчинов пытался организовать оборону – но в его реальном распоряжении была только полиция с пистолетами. А сам он готов был с гранатометом и в каске лезть на крышу...

– И почему не пошли? Испугались, что ?

– Не думаю, что отключили бы. По-моему, проглотили бы это так же, как проглотили в конце концов Крым: ведь главные санкции у нас за Донбасс. Но, во-первых, обнаружилось, что в Харькове и Днепропетровске настроения далеко не те, что в Донецке. А во-вторых, допустим даже, вы аннексировали Украину целиком – и что делать? В Крыму всего два с половиной миллиона человек – и то его интеграция в Россию идет, прямо скажем, негладко. А тут – около сорока пяти миллионов! И что вы с ними будете делать, когда со своими непонятно, как разобраться?

– Вообще-то есть еще один сценарий. бабахнет – и все наши проблемы перестанут существовать.

– Не бабахнет.

– Но почему? Ракету-то над Японией он запустил?

– У него мало этих ракет. И с Гуамом он ничего не сделает. Единственное, чему он угрожает реально – это Сеулу. Но Южная Корея имеет статус стратегического союзника США, и после первого удара по Сеулу – а там действительно ничего не сделаешь, расстояние 30–40 км до границы – у Трампа развязаны руки и режим Кимов перестает существовать.

– То есть там все кончится ничем?

– Думаю, что при – да. Мои друзья из Сеула...

– Тоже источники?!

– Коллеги. И они говорят, что никакого предчувствия войны и даже военной угрозы не ощущается: мегаполис живет обычной жизнью, люди не паникуют...

«Обама попросил, и Путин перестал»

– Какова, по-вашему, реальная роль России в победе Трампа?

– Россия (или, как это назвал Путин, «патриотически настроенные хакеры») действительно предпринимала атаки, после чего Обама, по его словам, предупредил Путина, и атаки прекратились. Но все это было еще до сентября 2016 года! В остальном победа Трампа – результат его удачной политической стратегии и ошибок Хиллари. Ей нельзя было играть на факторе предопределенности. Если все время говорить о своей безальтернативной победе – вас захотят проучить. Это, кстати, одна из причин, по которой Путин медлит с объявлением кампании.

Что сделал Трамп? Его команда четко поняла, в каких штатах надо победить. Трамп успешно политизировал реднеков, белый средний класс, озлобленный и отчасти стагнирующий. Он показал им альтернативу: вы голосуете не за человека из истеблишмента, а за простого парня, плоть от плоти подлинной Америки. И выиграл на этом. Но Трамп – и это здесь понимали – не так уж хорош для России: скорее Москве просто очень не нравилась Клинтон.

– А нет ли в мире глобального реванша консерваторов?

– В эти мифы можно было верить в шестнадцатом году, когда одновременно случился брекзит, победил Трамп и некоторые шансы появились у Ле Пен. Но Ле Пен никогда не имела шансов пройти дальше второго тура. Да и потом... Рецидивы бывают, без них эпоха не уходит, но как закончилась эпоха Гутенберга – так закончилось и время политического консерватизма, каким мы его прежде знали. Люди живут другими противопоставлениями, другими желаниями, а борьба с глобализмом – удел тех, кто хочет жить в «ментальном Донбассе». Такие люди будут всегда, это их личные представления, ни на что не влияющие.

– А большая война не просматривается на российских путях?

– Мы точно ее не инициируем. Если другие начнут, что крайне маловероятно, – придется участвовать, но у самой России нет ни идеи, ни ресурса, ни желания. Какая война, о чем вы? Посмотрите вокруг: многие ли поехали добровольцами в Донбасс? Война – прекрасный способ решения внутренних проблем, пока она не приводит к самоубийству: сейчас именно такая ситуация.

– Но почему тогда взяли Крым? Отвлекали от протестов?

– Не думаю. Протесты не были опасны. Просто Путин задался вопросом: что от него останется в истории? Олимпиада? А если он действительно поднял Россию с колен, в чем это выразилось? Идея присвоения/возвращения Крыма существовала до Майдана, просто в более мягком варианте. Давайте мы его у вас как бы купим. Об этом с Януковичем можно было договориться, но тут власть на Украине рухнула, а Крым фактически сам упал в руки.

– И останется русским?

– Полагаю, да. В украинской Конституции будет записано, что он украинский, но все смирятся.

– А вот как вы себе представляете ту идею, с которой будет жить постпутинская Россия?

– Очень просто: выздоровление. Потому что сейчас страна и общество тяжело больны, и мы все это чувствуем. Проблема даже не в коррупции, это частный случай. Проблема в глубочайшем, торжествующем, всеобщем аморализме. В абсолютном абсурде, идиотизме, который ощутим на всех уровнях. В средневековье, куда мы падаем – не по чьей-то злой воле, а просто потому, что если нет движения вперед, то мир катится назад. Нужно возвращение к норме: нормальному образованию, спокойному бизнесу, объективной информации. Этого хотят все, причем, за небольшим исключением, даже в окружении Путина. И все вздохнут с огромным облегчением, когда вернется норма. Когда перестанут нагнетать ненависть, а главной эмоцией перестанет быть страх.

И тогда довольно быстро в страну вернутся деньги – в том числе российские, выведенные и спрятанные. И мы станем одной из лучших стартовых площадок для бизнеса, и экономический рост в течение десяти – двадцати лет может оказаться рекордным.

– А как же мы все будем опять жить вместе – так сказать, Крымнаш и Намкрыш?

– Ну а после Гражданской войны как жили? Вы не представляете, как быстро все это зарастает. Люди выясняют отношения, когда им делать нечего, а тут у всех появится дело, потому что сегодня в стране тотальная обессмысленность и бесцельность. Это закончится – и все найдут себе занятие. Кроме тех, конечно, которые захотят остаться непримиримыми. Таких во всяком обществе процентов пять, и это уж их личный выбор.

– Напоследок объясните: как вас терпят в МГИМО?

– Вы на собственном опыте знаете, что в МГИМО разные люди. Есть ретрограды и либералы, есть правые и левые. А я не тот и не другой. Я смотрю на все с позиций обычного, неангажированного здравого смысла. И всем, кто хочет тут быть успешным толкователем реальности, могу дать единственный совет: не ищите коварных планов и злого умысла там, где действуют банальные глупость, жадность и трусость.

Вехи биографии:

1983 – окончил исторический факультет МГУ

1993 – становится экспертом «Горбачев-Фонда»

1995 – прошел стажировку в Лондонской школе экономики и политических наук

2012 – избран председателем партии «Новая сила»

В оценках фигуры политолога Валерия Соловья присутствует яркая палитра – он и шпион, и русский националист, и специалист по внушению. Невероятная точность его прогнозов тех или событий в жизни страны вольно или невольно навевает мысль о наличии у профессора собственной сети информаторов в вертикали власти. Широкая публика узнала Валерия Соловья после резонансных выступлений на Манежной площади в декабре 2010 года и на телеканале «РБК».

Детство и юность

Доступные в источниках детали жизни политолога не богаты на факты. Валерий Дмитриевич Соловей родился 19 августа 1960 года в Луганской области Украины, в городе с многообещающим названием – Счастье. О детстве Соловья информации нет.

После средней школы Валерий стал студентом исторического факультета Московского государственного университета. По окончании вуза в 1983 году на протяжении десяти лет работал в Институте истории СССР Академии наук. В 1987 году успешно защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата исторических наук.

Дальнейшая трудовая биография Валерия Соловья продолжилась в международном фонде социально-экономических и политологических исследований «Горбачев- фонд». По некоторым сведениям, Соловей проработал в фонде до 2008 года. За это время подготовил несколько докладов для международных организаций, в том числе для ООН, был приглашенным исследователем в Лондонской школе экономики и политических наук, защитил докторскую диссертацию.


К слову, некоторые обозреватели и политологи попрекают Валерия связями с фондом и Лондонской школой экономики, полагая, что оба эти института априори не могут быть носителями идей создания сильного российского государства. Одновременно с работой в этих организациях Валерий Соловей занимал должность в редакционной коллегии и писал статьи в журнале «Свободная мысль».

С 2009 года политолог состоит в Экспертном совете международного аналитического журнала «Геополитика». Журнал пропагандирует идеи сохранения русской самобытности, государственности, распространения русского языка и культуры. В редакции трудятся известные медийные личности - Олег Попцов, Анатолий Громыко, Джульетто Кьеза. Помимо этого, Валерий Соловей руководит кафедрой «Реклама и связи с общественностью» университета МГИМО.

Наука и общественная деятельность

В 2012 году профессор Соловей предпринял попытку громче заявить о себе на политической арене, создав и возглавив партию «Новая сила», о чем сообщил в январе того же года в эфире радиостанции «Эхо Москвы». Национализм, по словам профессора, лежит в основе мировоззрения нормальных людей, поскольку только благодаря такому отношению к жизни появится шанс удержать страну.


Несмотря на то, что пропагандируемые партией идеи нашли понимание у людей, регистрацию в Министерстве юстиции "Новая сила" не прошла. Официальный сайт партии заблокирован, страницы в «Твиттере» и во «ВКонтакте» заброшены. Это и неудивительно, учитывая праволиберальную позицию Валерия Соловья: он не видит в национализме угрозы для общества, не считает его идеологией.

Тем не менее, Валерий Соловей продолжает активную деятельность. На сегодняшний день он - автор и соавтор 7 книг и более чем 70 научных статей, а количество интернет-публикаций и статей в СМИ исчисляется тысячами. В журналистской среде уже давно стало традицией брать интервью по каждому мало-мальски значимому поводу у одного из самых известных политологов страны.


Откровенные, без прикрас заметки Соловья в собственном блоге на сайте «Эха Москвы», на личных страницах в «Фейсбуке» и «ВКонтакте» собирают множество комментариев. Цитаты из выступлений, прогнозы профессора (кстати, на удивление точные) становятся предметом дискуссий, берутся за основу в выражении на страницах Живого Журнала личной позиции неравнодушных граждан.

Личная жизнь

Все, что известно о личной жизни Валерия Соловья, это то, что профессор женат и имеет сына Павла. Супругу зовут Светлана Анащенкова, родом из Санкт-Петербурга, окончила факультет психологии питерского государственного университета, занимается изданием детской литературы, учебных пособий.


В 2009 году вместе с сестрой Татьяной, также доктором исторических наук, Соловей выпустил книгу «Несостоявшаяся революция. Исторические смыслы русского национализма», которую авторы посвятили своим детям - Павлу и Федору.

Валерий Соловей сейчас

Последняя пока что книга Валерия Соловья - «Революtion! Основы революционной борьбы в современную эпоху» вышла в свет в 2016 году.

Осенью 2017 года стало известно, что в выборах президента России в 2018-м будет участвовать лидер Партии Роста, миллиардер и уполномоченный по защите прав предпринимателей . В предвыборном штабе партии Валерий Соловей назначен ответственным за идеологию. Профессор считает, что с точки зрения пропаганды кампания уже выиграна , а цель выдвижения Титова в том, чтобы повлиять на экономическую стратегию.


Среди последних «пророчеств» Соловья – скорое вызревание политического кризиса, утрата обществом управляемости, усугубление кризиса в экономике. Кроме этого, на станице в «Фейсбуке» Валерий Дмитриевич изложил мнение о том, что якобы стоит ожидать появления российских добровольцев в военных конфликтах на территории Йемена, как произошло с Ливией и Суданом. Другими словами, Россия втянется в очередной конфликт, который опять повлечет многомиллиардные расходы и неприятие страны на международной арене.

Очередному президентству Путина Соловей предрекает скорый конец, через два-три года, и причина заключается даже не в годах Владимира Владимировича (руководят главы государств куда постарше), а в том, что "народ России от Путина устал". И тогда последует череда серьезных перемен.


Говоря о возможном преемнике, Соловей не считает таковым министра обороны , чья кандидатура не напрямую, но обсуждается в узких кругах. Политолог обратил внимание на бывшего заместителя Шойгу, генерал-лейтенанта , губернатора Тульской области.

По муссируемому украинскому вопросу и теме в президентские выборы в США Валерий Соловей также прямолинеен. По словам политолога, отношения с Украиной уже не будут прежними, и Крым останется русским. И Россия, пусть и задолго до выборов, предпринимала атаки, но победа обусловлена удачной политической стратегией, эксплуатацией роли парня из соседнего двора и ошибками .

Публикации

  • 2007 – «Смысл, логика и форма русских революций»
  • 2008 – «Кровь и почва русской истории»
  • 2009 – «Несостоявшаяся революция. Исторические смыслы русского национализма»
  • 2015 – «Абсолютное оружие. Основы психологической войны и медиаманипулирования.»
  • 2016 – «Революtion! Основы революционной борьбы в современную эпоху»

https://www.сайт/2017-05-23/politolog_valeriy_solovey

«Путин вполне может отказаться от следующего срока»

Политолог Валерий Соловей: начавшийся политический кризис продлится два-три года и приведет к самым серьезным переменам

Нельзя исключать, что Владимир Путин в конце концов решит избежать нового выдвижения на президентство. Одно дело - руководить страной на подъеме, а другое - при нисходящем тренде и неясных перспективахНаиль Фаттахов/сайт

Новости последних дней: Роснефть закупает рюмки, чайные ложки и икорницы по цене в десятки тысяч рублей каждая — при этом, по прогнозам правительства, за следующие 20 лет средняя зарплата по стране вырастет лишь наполовину, а доли образования и здравоохранения в ВВП сократятся. На парламентских слушаниях по молодежной политике руководитель ВЦИОМ Валерий Федоров заверил депутатов, что у нас нет «революционно настроенной значимой группы молодежи, которая требует перемен здесь и сейчас» — при этом численность Росгвардии с ее основания выросла вдвое. Наш регулярный собеседник, известный политолог Валерий Соловей убежден, что власть действительно всерьез опасается консолидации протеста, но поменять себя не в состоянии, чем лишь приближает свой конец.

«Элитные группировки очень боятся даже подумать о заговоре»

— Валерий Дмитриевич, недавно Жириновский сообщил, что, возможно, вместо Путина на президентские выборы пойдет его ставленник. Сам Путин довольно привычно для себя сказал, что еще не время говорить об участии в выборах. Как вы трактуете эти заявления?

— Это психологический почерк Путина: он не спешит обнародовать важные решения, оттягивая их до последнего. Я не исключаю, что ему доставляет удовольствие наблюдать, как кто-то из его окружения бегает и суетится, пытаясь примерить на себя лавры преемника.

— Несколько фактов, опубликованных за последние месяцы. По данным ФБК «повар Путина» Пригожин освоил на контрактах с Минобороны 180 млрд рублей. В 2016 году на вознаграждение топ-менеджерам Роснефти пошло 3,7 млрд рублей, при том что долги компании достигли исторического максимума. А МВД — спецсамолет с рабочим кабинетом и двуспальной кроватью за 1,7 млрд рублей. Ну и самый веский пример: на московской реновации застройщики планируют «освоить» 3,5 трлн рублей. И все это тогда, как, по сведениям, озвученным в Госдуме, в стране уже 23 млн бедняков. Как вы считаете, Путин способен умерить аппетиты выстроенной им самим Системы? Будет ли он это делать, если переизберется президентом?

— Я считаю, что Путин вполне может отказаться от следующего срока. Ответ на это кроется в вашем же вопросе. Одно дело быть президентом страны, которая благодаря высоким ценам на нефть процветает, а ее население богатеет. И даже если этому населению не очень нравятся президент, «закручивание гаек» и ограничение политических свобод, то оно все равно не выходит на улицы и сильно не возмущается. Другое дело быть президентом при нисходящем экономическом тренде, в ситуации долговременного кризиса при растущем озлоблении населения и мрачных социальных перспективах.

Добавлю, что в России доходы населения фактически заморожены. И, как вы понимаете, это только усугубит ту ситуацию, которую мы обсуждаем. По имеющимся прогнозам, уровень жизни 2013 года в России удастся восстановить к 2023-2024 годам. То есть, если Путин пойдет на выборы-2018 и будет избран, это случится лишь к концу его нового президентского срока. Так что в любом случае ничего хорошего по объективным причинам ожидать не приходится.

Алексей Филиппов/РИА Новости

Еще одна причина — это усталость населения от одного и того же человека. Без малого 20 лет находиться на вершине власти — это морально-психологически утомляет общество и ведет к «выгоранию» самого политика.

И есть еще один фактор. Он существует, но он нем умалчивают. Назовем его фактором X: Путин несколько раз публично размышлял, что хотел бы отойти от дел, будучи еще в приличной форме.

Газета.Ru: Путин может пойти на президентские выборы в качестве самовыдвиженца

Что касается аппетитов его окружения, то есть вполне академическое понятие «путинская система». Эта система — персоналистская. Таким образом, уход Путина будет означать конец этой системы. То есть все люди, которые за время правления Путина сколотили баснословные капиталы (речь не обо всех топ-менеджерах, а о ядре путинского окружения), могут потерять и свои посты, и свои активы. Это аксиома кризиса персоналистских режимов: когда уходит автор и гарант такого режима, то, соответственно, ключевая группа элиты несет ощутимые потери.

— Значит, стоит ожидать драки за активы?

— Необязательно. Бенефициары путинской системы очень хорошо ощущают, что им необходимо оградить себя гарантиями, которые бы позволили сохранить свои активы. Но нигде в мире это не получалось, и вряд ли Россия станет исключением. В конце концов, любая новая власть, чтобы создать в обществе ощущение справедливости, должна будет кем-то пожертвовать. В таких случаях выбирают тех, кто при прежнем режиме очень уж нажился.

— Возможно, Путин сохраняет исключительный авторитет и влияние благодаря своей внешнеполитической активности и репутации одного из ведущих политиков мира. Как вы оцениваете надежность этого путинского актива: он стабилен, крепнет, ослабляется?Да и кто, вместо Путина, способен сегодня разруливать отношения с США, Европой, Китаем, Ближним Востоком?

— Так было долгое время, но сейчас ситуация меняется к худшему. Хотя Путин остается одним из самых влиятельных мировых лидеров, он одновременно считается и чуть ли не «самым опасным человеком в мире». Такого рода репутация не вызывает желания строить долговременные отношения, а, скорее, стимулирует к противостоянию и изоляции «опасного человека». Посмотрите, как США вместе с Саудовской Аравией и при поддержке Турции выстраивают фактически «ближневосточное НАТО». Разве не понятно, что наша свобода рук в Сирии теперь уменьшится?

И так по всем внешнеполитическим азимутам, включая китайское направление. США и Китай договариваются между собой, а позиция России не выглядит очень уж сильной. С США ни о чем существенном мы не можем договориться из-за фактической травли Трампа в связи с «российским следом» в американских выборах. С Евросоюзом наши отношения стагнируют.

Пресс-служба президента РФ

— Возможен ли в перспективе, в случае нерешительности Путина, который будет разрываться между толстосумами и нищающим народом, реакционерами и демократами, ревнителями «особого пути» и сторонниками открытой России, «вариант ГКЧП», госпереворота? Как вы думаете, что в этом случае скажет армия? Какую роль в Системе и какую позицию по отношению к реакционерам занимает Сергей Шойгу?

— Никакой заговор против Путина невозможен, потому что все российские элитные группировки, даже те, которые относятся к нему настороженно и негативно, очень боятся. Не то, что организовать заговор, а даже подумать о нем. Что касается Шойгу, то не надо преувеличивать значение его личности. Он совсем не столь брутален, как впечатление, которое пытается произвести. К тому же он неприемлем для подавляющего большинства групп элит.

«Локальные протесты могут слиться в общенациональную коалицию против власти»

— По данным Левада-Центра, коррупцию в органах власти считают неприемлемой 90% россиян, а почти 70% возлагают на Путина личную ответственность за нее. Более половины говорят, что устали ждать перемен от Путина, прежде всего в борьбе с коррупцией. Вместе с тем президент подписал «закон Тимченко», продолжает поддерживать дискредитированного Медведева (за отставку которого в той или иной степени высказываются 45% граждан). Если Путин все-таки пойдет на выборы, так ли уж устойчивы его электоральные позиции из-за этих очевидных противоречий между ожиданием избирателей и его действиями?

— Те цифры, которые вы приводите, как раз свидетельствуют о морально-психологической усталости общества. Это естественное положение вещей. В любой стране люди устают от своих правителей, даже если они удачливые и симпатичные. Считается, что приемлемый срок правления страной — это 9-12 лет. После этого неизбежно приходит усталость.

Что касается электоральных позиций Путина, то у него по-прежнему большая поддержка, она выше, чем у любого другого потенциального кандидата. И тем не менее она не столь велика, как нам объявляют социологические опросы.

Дело не в том, что опросы лукавят, а в том, что люди не хотят говорить правду, не хотят высказывать интервьюерам свое истинное мнение. Они элементарно боятся или дают так называемые социально одобряемые ответы. Поэтому я бы оценил поддержку Путина как существенную, но отнюдь не феноменально высокую.

Наиль Фаттахов/сайт

— Вы утверждаете, что с митингов 26 марта начался новый политический период. Однако, если все-таки брать в расчет данные соцопросов, пока нет сомнений в том, что, пойди Путин на президентские выборы, он их выиграет: по данным Левада-Центра на начало мая, за Путина готовы проголосовать 48%, за Навального только 1% при 42% неопределившихся. Чем же отличается наступивший политический период от предыдущего? Какие факты говорят об отличиях?

— Я предполагаю, что осенью протест обострится, и это обострение окажется долговременным. Соответственно, выборы президента, независимо от того, пойдет на них Путин или нет, могут проходить в атмосфере политического кризиса, что повлияет не только на ход выборов, но и на их исход. Не стоит также забывать, что выборы — это лишь часть политического процесса и что кроме них существуют иные способы решения политических кризисов и прихода к власти. Я расцениваю то, что происходит в России, как начальную фазу политического кризиса. Он продлится пару-тройку лет и может привести к самым серьезным политическим переменам в стране.

— Забастовка дальнобойщиков и митинги 26 марта по всей стране, митинг против реновации в Москве отличались таким новшеством, как лозунги об отставке не только правительства, но и президента. С другой стороны, опросы того же Левада-Центра показывают: хотя около половины опрошенных считают, что гражданин вправе защищать свои интересы даже вопреки интересам государства — а почти 40% поддерживают митинги против коррупции, — лично «проявить активность» готовы меньше 20%. Вы уверены, что протестные акции могут стать перед президентскими выборами более широкими, массовыми и политическими?

— Речь идет о локальных процессах, как, допустим, в Екатеринбурге — конфликт вокруг строительства Храма-на-воде, в Питере — с Исаакием, в Москве — с реновацией. Все эти протесты имеют хоть и неполитическую природу, но проецируются в политику. Могу точно сказать, что Кремль очень опасается политизации этих протестов из-за того, что их участники все чаще выдвигают политические лозунги, а значит, эти локальные протесты могут слиться в общенациональный протест и возникнет коалиция против власти.

Я полагаю, что страхи Кремля имеют под собой основания. Мне кажется, осенью протест может перерасти в нечто более масштабное и менее контролируемое.

— Видно, что на сегодняшний день власть старается «не играть с огнем», действует в отношении оппозиции, соблюдая баланс, на грани, но не переступая ее. Но как скорее всего будут реагировать власти, если протест усилится? Так же — точечно арестовывая активистов типа Вячеслава Мальцева и Дмитрия Демушкина, повышая контроль за соцсетями и СМИ? Или возможен радикальный «вариант Эрдогана»?

— Россия — страна, где это можно попробовать. Но как только вы это попробуете, то поймете, что у ржавых гаек сорвана резьба, и вся конструкция начнет сыпаться. В России сейчас очень опасно прибегать к избыточному давлению. Поскольку реакция общества может оказаться непредсказуемой, например оно окажет сильное сопротивление. И, кажется, власть это ощущает.

И еще нужно учитывать, что власть не может быть уверена в лояльности полиции и Росгвардии. Полиция — это такие же граждане, как и мы, переживающие те же самые социальные и материальные проблемы, трудности и лишения. Обратите внимание: чем недавно озаботилась омбудсмен по правам человека? Повышением зарплат полицейским!

Есть ощущение, что полиция скрыто нелояльна. Насколько известно, по итогам 26 марта московским полицейским был устроен «разбор полетов», где один из руководителей московской полиции кричал на своих подчиненных, обвиняя их в том, что они отлынивали и не хотели работать. Это не значит, что полиция открыто выступит против власти. Для России излюбленный способ протеста -саботаж. А если полиция начнет саботировать приказы, то это очень опасно для системы.

Владимир Федоренко/РИА Новости

— Но с другой стороны, полицейские задерживали участников митингов 26 марта, применяя насилие, задержанные жаловались на угрозы. В Биробиджане Росгвардия атаковала рабочих. После 26 марта полицию поддержали Володин и Федотов (СПЧ), а единороссы в Госдуме даже предложили разрешить ей стрелять по толпе. Приговор Юрию Кулию тоже явный реверанс в сторону полиции. Такое ощущение, что силовиков готовят к «варианту Эрдогана» в случае чего, и они, в общем-то, не прочь.

— Это зависит от региона. Чем дальше вы находитесь от информационных потоков, тем легче вам прибегать к насилию. Это зависит от масштаба. Одно дело, когда вы изолируете несколько десятков человек, другое — когда сталкиваетесь с толпой в 50-70 тысяч, и вдруг она начинает вести себя жестко. Я не говорю «агрессивно», а жестко, например защищать тех, кого полиция выхватывает из толпы и тащит в автозак.

— Матвиенко призвала скорректировать «статью Дадина», проанализировать обоснованность тарифов в системе «Платон» и вообще «не прятать голову под крыло». Лидеры парламентской оппозиции после митингов 26 марта потребовали отпустить школьников и студентов, провести расследование фактов, изложенных в фильме ФБК «Он вам не Димон», и случаев применения силы полицией против митинговавших. Единоросс Ревенко заявил в Госдуме, что нападения, поджоги и обливание зеленкой — не средства политической борьбы, а преступление, попрание Конституции. Насколько влиятельны эти «гуманистические» силы?

— Ни о каком гуманизме речь не идет. Это не более чем проявление здравого смысла, которого российская элита не лишена. Но на политику в целом это не повлияет. Политика будет оставаться прежней, поскольку у нее прежняя группа бенефициаров. Это их способ сохранить свое положение. Они боятся любых перемен и хотят сохранить статус-кво. Есть такое универсальное правило: как только вы начинаете демонстрировать мягкость — это повышает амбиции оппозиции. Поэтому ничего подобного мы не увидим.

— Несмотря на активное применение 282-й статьи против «разжигания ненависти», в нашем обществе все равно назрел очевидный раскол: одни поддерживают Навального, другие называют его сторонников «либерал-фашистами» и «предателями; одни защищают Исаакий от РПЦ — другие ратуют за передачу собора Церкви; в постиндустриальных городах к геям относятся терпимо или равнодушно — из архаичной Чечни их вывозят из-за угрозы преследования, а то и убийства, и так далее. При этом, по данным Росгвардии, у 4,5 млн россиян на руках 7,5 млн единиц оружия. А если это оружие (не только зеленка) пойдет в ход в противостоянии россиян друг с другом или с властями?

— Во-первых, 282-я статья безумна. Такой статьи не должно быть в Уголовном кодексе. Во-вторых, в России, несмотря на высокий уровень невротизации и психопатизации, мы тем не менее друг другу в глотку не вцепляемся. А в-третьих, власть больше всего боится, что возможная агрессия реализуется не друг против друга, а найдет общий вектор и направится против власти.

И самое главное — четвертое: чтобы избавиться от этого напряжения, обществу нужно предложить будущее. Власть сейчас этого сделать не в состоянии. Общество нуждается в социальной и исторической перспективе. А власть ему говорит, во-первых, о прошлом: наши деды одержали победу 9 мая! И это основной источник легитимации власти наряду с Крымом. А во-вторых, она говорит: если вы будете протестовать, то станет, как на Украине. Так вот, апелляции к прошлому и к Украине уже не работают.

Люди хотят иметь будущее, которое власть не в состоянии им предложить. Причем это относится не только к обществу, но и к элите тоже.

У элиты отсутствует понимание целей и задач страны, что вызывает у нее растерянность и дезориентацию.

Пресс-служба президента РФ

— И все-таки гражданская война возможна? Или это преувеличение?

— Это страшилка, которую власть успешно использует в пропагандистских целях. Даже при высокой конфликтности в обществе гражданская война абсолютно исключена. Могут быть какие-то отдельные эксцессы, но не гражданская война. Для нее отсутствуют фундаментальные факторы.

«Мы находимся в таком же положении, что при начале крушения Советского Союза»

— Несколько вопросов к вам как к преподавателю. Отличительной чертой митингов 26 марта было участие школьников и студентов. Достаточно сказать, что 7% задержанных — несовершеннолетние. Недавно томский школьник записал видеообращение к Медведеву с требованиями прямо ответить на обвинения в коррупции и уйти в отставку. А в Калуге старшеклассники провели митинг против коррупции в образовании. Стоит ли позволять несовершеннолетним участвовать в политических акциях, тем более что зачастую они заканчиваются насилием?

— А мы можем помешать несовершеннолетним участвовать в этих акциях? Честно говоря, нет. Я могу судить по своему 15-летнему сыну. Если начать на них давить, то они скорее пойдут на эти протестные акции из чувства протеста против давления. И лично для меня выбор в таком случае исчезнет: как нормальный отец я вынужден буду пойти вместе с сыном. Думаю, многие родители именно такой выбор и сделают.

Важно понимать, что выступление молодежи — это на самом деле отражение тех разговоров, которые они слышат от старших. Это политическая социализация, которую они проходят дома. Только их родители лишь говорят об этом, а дети, ввиду высокой энергетики и обостренного чувства справедливости, выходят на улицы. Этот детский протест связан с изменением массовых настроений. Дети светят отраженным светом родителей. Поэтому нет смысла отделять подростковый протест от общего состояния общества.

Яромир Романов/сайт

— Исследование ВШЭ показывает: хоть 66% студентов называют коррупцию главным бичом страны и не доверяют всей «вертикали власти» — от правительства до местных чиновников и полицейских, за Путина будут голосовать 47%, за Навального только 7%, а в акциях протеста готовы участвовать только 14%. Действительно ли можно говорить о грядущей «революции мальчишей-кибальчишей», с которыми даже непонятно, как бороться?

— Во-первых, Путин даже при вероятной завышенности его рейтинга остается самым популярным политиком России. Во-вторых, Навальный далеко не самый узнаваемый политик России. В-третьих, я сомневаюсь, что студенты в опросах говорят правду. Я предполагаю, что многие из них, как и взрослые, лукавят. А в-четвертых, как я уже говорил, существуют такие способы выхода из кризиса, когда соотношение большинства и меньшинства не имеет значения. Тогда важно уже другое.

Важно, не «за кого вы намерены проголосовать», а «готовы ли вы выйти на площадь в назначенный час».

— Министр образования Васильева высказалась, что надо работать с «протестной» молодежью. Примеры педагогов, распинавших школьников и студентов за симпатии к Навальному, угрожавших им (здесь почему-то особенно отличилась Владимирская область), позиция Минобрнауки, оправдавшего показ фильма о Навальном, где он сравнивался с Гитлером, во Владимирском же госуниверситете — указывают на то, что учителя разучились говорить с учениками, что между ними — ценностная поколенческая пропасть. Как, по вашему преподавательскому мнению, нужно «работать» с молодежью и получится ли у нашей системы образования?

— Я могу точно сказать, что у нынешней системы образования не получается работа с этой молодежью. Все разговоры о политике со стороны учителей бессмысленны, они отторгаются школьниками и ведут к прямо противоположным результатам. Поэтому, я думаю, попытаются прибегнуть к системе административного давления и контроля.

Экономист Владислав Иноземцев о том, когда и как Россия сможет построить демократию

А если уж министру образования и хочется влиять на школьников, то тут надо работать не с детьми, а с родителями, попытаться убедить их, что участие детей в политических процессах угрожает их здоровью и перспективам. В некоторых случаях это может дать результат, но только в некоторых. Лучше бы уж представители системы образования вообще молчали, так хотя бы они не привлекали внимание к происходящему.

— На ваш взгляд, нынешней молодежи вообще интересна политика? Хотят ли они становиться политиками или политическими аналитиками, политологами, политтехнологами? Или это просто юношеский максимализм, за которым не просматривается перспектива профессионального участия в политике?

— Подростковый бунт связан с острым осознанием несправедливости. Дети ощущают, что ни у страны, ни у них персонально нет будущего. И для них это положение нетерпимо. Если, скажем, наше поколение уже адаптировалось к происходящему, предпочитая терпеть и лавировать, то они начинают протестовать. Это означает, что для них политика — скорее ситуативное явление. Они не видят других каналов для реализации своих амбиций и устремлений.

Сайт Алексея Навального

Если появится образ будущего, то политика, как и всегда, останется уделом меньшинства. Это 3-5% от всей молодежи. Сейчас мы видим, что интерес к политике подрос. И пока причины протеста не исчезнут, молодежь будет вовлекаться в политику.

— А конкретно политология, изучение политики интересны молодежи?

— Конечно, есть небольшой процент, которому политология интересна. Но когда вы знакомитесь с тем, как устроена политика в России, то понимаете, что повлиять на нее вы не в состоянии. Вам надо менять рамку политики, а для этого вовсе необязательно иметь политологическое образование. Для этого нужно обладать другими качествами. Поэтому политология обесценена. Если в России фактически отсутствует конкурентная политика, то политология, которая построена на западных политологических принципах и моделях, теряет свое значение. Получается искусство ради искусства, исследование ради исследования, теории ради теорий.

— То есть вы бы не стали советовать своему сыну, племянникам и другим знакомым молодым людям связываться с политологией как, по сути, с малополезной и оторванной от практики дисциплиной?

— Это не путь в практическую политику. Это просто интересное интеллектуальное занятие, не имеющее никакого отношения к реальной политике. И могу сказать, что большинство академических политологов (хотя отнюдь не все) вообще не понимают, что происходит в России. Они даже не в состоянии анализировать актуальную политику, не то что предлагать какие-то советы, консультации, пути решения.

— И последнее, Валерий Дмитриевич. С каким периодом истории можно сравнить момент, в котором мы находимся?

— С 1917 годом сравнивать точно не стоит. Наилучшая аналогия с 1989-1991 годами, когда началось крушение Советского Союза. Общее в тогдашнем и сегодняшнем — дисфункциональность системы. Она перестала удовлетворять запросам большинства. Аппарат управления неэффективен. Политическое оживление может перейти в политический кризис. Экономика во многом схожа с точки зрения зависимости от нефти. Во внешней политике — снова обострение с Западом. Тогда у нас был Афганистан, сейчас — Сирия и Донбасс. Навальный оказался в роли тогдашнего Ельцина: все, что власть делает против него, только оборачивается ему на пользу.

В Уэльсе горные козлы захватили опустевший из-за карантина город

Россия

Житель Липецкой области нанес сожительнице 13 ножевых из-за ревности к звонившим мужчинам