Георгий черданцев биография. Георгий Черданцев – спортивный журналист, комментатор Матч ТВ

Роман Мун – о главном футбольном комментаторе.

Валерий Карпин почти полгода работал главным редактором футбольных трансляций «Матч ТВ» – с февраля по июль 2017 года. Он регулярно проводил собрания для комментаторов, где разбирал тактику на различных видеопримерах (многие работники «Матч ТВ» говорят, что это было очень полезно). На одном из первых собраний он поставил минутный отрывок матча АПЛ, который комментировал Георгий Черданцев. За эту минуту команды успели обменяться двумя опасными атаками, плюс судья назначил опасный штрафной. Все это время Черданцев пересказывал факты биографии одного из футболистов, очевидно, зачитывая ее из интернета, и никак не реагировал на происходящее.

«Просто спрошу у вас всех, – сказал Карпин, остановив видео. – Вы считаете это нормальным?».

В зале (на собрании присутствовало больше двух десятков комментаторов) установилась тишина. Прервана она была самим Черданцевым. В очень эмоциональной манере он сказал, что устал комментировать подобные игры (это был не топ-матч АПЛ) и работа на них уже не доставляет ему тех же эмоций, что раньше.

К концу 2017 года Василия Уткина все еще нет в телевизоре, Виктор Гусев все так же комментирует полтора матча в год. Главный футбольный комментатор России сейчас – Георгий Черданцев. В понедельник он комментировал «Спартак» – «Зенит», в 2008-м – главный матч в истории сборной России. У него много рекламных контрактов, он ведет главную программу о футболе на «Матч ТВ», дописывает вторую книгу и каждой второй репликой подрывает интернет.

Sports.ru узнал о Черданцеве все.

Черданцев и «Матч ТВ»

Георгий Черданцев пришел на «Матч ТВ» в 2015 году. На канале у него своя программа, «После футбола», в ней часто появляются статусные гости, но вопросы, которые задает им Черданцев, критикуют за бессодержательность.

Пример – выпуск с тренерами «Тосно» Парфеновым и Бесчастных (август-2017), который подробно разобрал у себя в блоге главный редактор Sports.ru Юрий Дудь. В ответ Черданцев написал: «Какая по большому счету разница, о чем их спрашивать? Сам факт их прихода в обзорную программу – это хорошо. Это уважение к каналу и к производителям программы». Историю в твиттере прокомментировал Василий Уткин: «Кстати, если неважно, о чем спрашивать гостей, то ведь совершенно неважно, кто ведущий. Это для своих», – твитнул он.

Sports.ru попросил «Матч ТВ» рассказать, довольны ли на канале содержанием и рейтингами программы Черданцева.

«Для зрителей и спортивного сообщества «После футбола» – это главная площадка в футбольной аналитике, – ответили в пресс-службе канала. – По аудиторным показателям мы видим, что для зрителей важна аналитика и детальные разборы матча. По данным Mediascope, в 2017 году программа занимает первое место среди аналитических программ «Матч ТВ» в целевой аудитории «Мужчины старше 18 лет».

Программа интересна молодым зрителям. В мужской аудитории 18-24 в этом году доля телесмотрения составила 5,8%, что на 40% выше показателей 2016 года. Среди зрителей М 25-34 доля составила 5,6%, а рост 12% по сравнению с прошлым годом). Охват программы в аудитории старше 4 лет в 2016 году составил 13,3 млн человек. С января по октябрь 2017 года он уже достиг 10,7 млн человек. Кроме того, передача интересна спонсорам и рекламодателям, проект приносит прибыль телеканалу.

Георгий Черданцев уже более 20 лет в спортивной журналистике и на канале уверены в его профессионализме и доверяют его компетентности. В студию к Черданцеву регулярно приходят звезды футбола, эксперты, тренеры. В программе уже приняли участие фактически все топовые тренеры РФПЛ. Только с начала телесезона в гостях у Георгия были Массимо Каррера, Виктор Гончаренко, Станислав Черчесов и Юрий Семин. Такие гости не приходили бы к Черданцеву, если бы плохо к нему относились. Во многом это говорит о его репутации в мире спорта. Черданцев лично общается с каждым гостем и приглашает его в эфир».

По информации Sports.ru, программа «После футбола» – самая продаваемая на канале и приносит «Матч ТВ» десятки миллионов рублей в год. Сам Черданцев в интервью Sports.ru сказал: «Когда человек смотрит телевизор, он реагирует на узнаваемые лица. Само по себе появление звезд спорта и футбола в эфире – большой плюс для канала и повышение рейтинга. Большинство телезрителей смотрит телевизор, и только небольшая их часть слушает, и еще меньшая слушает внимательно. Это не значит, что содержание разговора не имеет вообще никакого значения, я лишь констатирую факт. Для себя я ставлю первостепенной задачей аналитику. Возьмите BT Sport или Sky Sports: там часами могут разбирать, почему «Манчестер» играет в оборонительный футбол с топ-клубами на выездах. И людям это гораздо интереснее, чем новая подружка того или иного футболиста.

Вы работаете блогером в мире спорта. Я специально зашел на ваш блог, и обратил внимание на то, что вы пишите. Темы у вас очень спортивные: в какой толстовке ходит Джастин Бибер и с кем встречается Дмитрий Тарасов после развода с Ольгой Бузовой. Я не против вас лично или вашего блога, но лично мне все-таки больше хотелось бы развивать футбольную аналитику в нашей стране, а не задавать гостям вопросы личного характера. Для этого существуют другие телеканалы.

Каррера и другие гости моей программы и других программ «Матч ТВ» приходят в эфир не для того, чтобы откровенничать и отвечать на острые вопросы, а для того, чтобы обсудить футбол. Вы видели когда-нибудь большое интервью Месси или другой звезды на национальном ТВ, где футболист рассказывает в прямом эфире о своей личной жизни? Я понимаю, что вам хотелось бы, чтобы Лэнс Армстронг каждый день давал интервью Опре Уинфри. Но мне больше нравится разбирать футбольную аналитику.

К тому же еще надо разобраться: что понимать под острыми вопросами? Пошлость, скабрезности, скандал? Боюсь, что именно это. Но моя программа не об этом. У меня программа о чемпионате России по футболу и о его участниках. Мы говорим с ними о футболе. Да, наверное, многим кажутся скучными вопросы Каррере, почему он предпочитает схему с тремя центральными защитниками, а играет с двумя и где ему кажется Глушаков проявляет свои лучшие качества – в опорной зоне или ближе к атаке? Если кому-то вместо этого хочется узнать, подсматривает ли Каррера за футболистами в душе, то разочарую – меня это не интересует, и об этом я спрашивать не буду.

В «Спартаке» есть футболист Андрей Ещенко. Он не очень разговорчивый и редко дает интервью. Как-то коллеги пытались его убедить пообщаться. Он сказал, ок, но говорить буду только с Черданцевым. При том, что мы толком не знакомы. Почему? Да потому что Андрей прекрасно знает, что я его не буду спрашивать о том, как он себя чувствовал, когда узнал, что его родители сгорели в пожаре, а буду разговаривать о футболе. У нас только формируется культура и привычка зрителя слушать разговор о футболе, об игре, если в нем нет скандала. Мы и я лично в своих программах будем продолжать эту культуру развивать.

И последнее. С чем мы сравниваем? С английскими или итальянскими передачами о футболе? Наверное, да. Хорошо. Но, во-первых, Моуринью, Гвардиола, Конте, Аллегри или Спаллетти не ходят в телеэфиры: им это не нужно, и кроме того их общение с прессой строго регламентировано контрактом именно для того, чтобы не нарваться на ретивого журналиста, который острым вопросом может навредить репутации как тренера, так и клуба, который он представляет. Слышали ответ Клоппа немецкой журналистке про интимную жизнь? Послушайте(тогда Клопп в ответ на вопрос «Вы помните свой первый раз?» – сказал, что надеется, что ближайший матч ЛЧ сложится удачнее, чем его первый раз; журналистка уточнила, что речь о дебюте в ЛЧ – Sports.ru) . Если же на подобные программы на европейском ТВ и появляются звезды спорта, то беседа с ними, как правило, это набор штампов и клише».

По информации Sports.ru, зарплата Георгия Черданцева на «Матч ТВ» – от 600 до 800 тысяч рублей в месяц . Половина – это гарантированный оклад, половина – бонус, который полагается за отработку определенного количества эфиров.

Черданцев и старт на «Плюсе»

В середине 90-х Георгий работал грузчиком в Турции, чтобы в России его не забрали в армию. Выпускник МГУ со знанием итальянского, до этого он четыре года был переводчиком в юридическом отделе в русско-итальянской фирме, куда его устроила бабушка. Параллельно Черданцев занимался бизнесом – говорит, что неудачно. «Очевидно, умение привлекать к себе деньги, это дар, которым я не обладаю» , – написано в биографии Черданцева на его официальном сайте.

В 1996-м Борис Ельцин издал указ, по которому 30 тысяч офицеров запаса могли призвать в армию. Одним из тех, кто попал под указ, стал Черданцев. «Пришлось приложить немало усилий всей семьи, чтобы без взяток и нарушения законов от меня отстали, – рассказывал Черданцев своему сайту. – Пока тут решались всякие вопросы, надо было держаться от Москвы подальше. Так я оказался грузчиком на складе российской турфирмы в Стамбуле». Через некоторое время Георгий работал представителем той же турфирмы в Италии. Там были возможности зарабатывать, но ему не предлагали штатное место, а работать без документов он не хотел. В итоге он вернулся в Москву.

Карьера Черданцева на спортивном телевидении началась после того, как он отправил по факсу письмо в редакцию «Футбольного клуба», контакты программы он посмотрел в титрах. Его позвали на собеседование, которое он успешно прошел. В интервью «Газете» Черданцев говорил, что его сначала наняли переводчиком. Он носил кассеты, потом озвучивал сюжеты, потом вел репортажи и делал обзоры чемпионатов. «Я уже работал в компании, когда Черданцев прислал резюме и пришел к нам, – вспоминает в интервью Sports.ru Алексей Андронов. – Его резюме читали Уткин и Федоров, они поняли, что тут есть за что зацепиться – молодой человек, который свободно говорит на нескольких языках, в том числе итальянском ».

Первым крупным турниром сборных для Черданцева (и всей спортивной редакции «НТВ-Плюс») стал чемпионат мира 1998 года. Георгий работал из Марселя, он видел и снимал главную драку турнира – между фанатами Англии и Туниса. «Ничего страшного там не было – все это большое преувеличение насчет того, что там было что-то ужасное, – говорит Черданцев в интервью Sports.ru. – Вот в 2016 году было гораздо хуже во время Евро».

«Выезд во Францию был колоссальным событием для всех нас, – рассказывает в интервью Sports.ru Василий Уткин. – У нас были две съемочные группы, которые работали в разных городах. Юра работал на юге, в Марселе, и выполнял гигантский объем работы. Приехав в Париж, мы первым делом грандиозно напились. Нас было человек 25, а буквально на следующий день мы должны были разъехаться [по работе]. Хорошо помню, что мы не спали всю ночь, катались по Парижу на машине, причем те, кто был за рулем, тоже были навеселе. Мы развлекались как могли, хотя нельзя сказать, что мы напились в драбадан.

Самый смешной момент был, когда нас было человек восемь в большой машине. Окна открытые, играло что-то вроде песни «Ветер с моря дул». Это придавало особый шарм. У нас была кассета, где была «Ветер с моря дул», где был Киркоров с песней «Не было печали, просто уходило лето». Если б нас в Москве увидела милиция в таком состоянии, то обязательно остановила бы машину и проверила всех.

Помню, как под утро мы стоим на светофоре, у нас громкая музыка, рядом останавливается полицейская машина, и полицейский на нас смотрит внимательным взглядом. Возникла пауза, но играла музыка, и мы начали качаться в машине в такт музыке. По-моему, это начал делать как раз Юра. Полицейские посмотрели на нас, заулыбались и тоже начали качаться в машине. Потом разъехались. В шесть утра мы приехали к Нотр-Дам де Пари, распили еще бутылку вина и отправились домой. Я накануне тоже ночь не спал, потом только к вечеру более-менее пришел в себя».

Черданцев и Уткин

Василий Уткин говорит, что сегодня с Черданцевым не общается.

«Было бы странно, если бы на протяжении 20 с лишним лет отношения были ровными и развивались по прямой, – объясняет Уткин. – Конечно, были разные периоды, разное бывало между разными людьми. Послушайте, мы, в конце концов, не семья же. Да и в семье столько всего могло произойти. Просто канал разросся, а до этого мы делали одну программу, когда канал открылся, трансляций было немного. Мы очень много времени проводили вместе на работе, мы были молодыми людьми, не обремененными бытом.

Мы все сложные люди. Обо мне тоже говорят, что я сложный человек. Понимаете, телевидение – место, где работают амбициозные люди, это принцип, по которому они туда отбираются. Конечно, рано или поздно амбиции выходят на передний план. Иногда это временно, иногда это фатально, иногда становится трудно находить общий язык. На телевидении очень много стрессовых ситуаций, очень много напряженных историй. Внутреннее напряжение существует всегда.

Сейчас у нас отсутствуют отношения. Они просто прекратились с моей стороны. Просто мы не общаемся. Самое трогательное, что мы живем теперь через дом. Но я никогда не встречал Юру на районе. Не знаю, может, он переехал».

На вопрос, почему случилась ссора с Уткиным, Черданцев ответил так: «Не могу понять, кого могут интересовать отношения двух взрослых и уже немолодых людей? Если бы кто-то из нас был женщиной или мы были когда-то парой, ну тогда еще куда ни шло, хотя все равно можно посочувствовать людям, которых всерьез может интересовать и это».

В 2015 году Черданцева разыграли пранкеры. Ему позвонила женщина, выдавшая себя за Тину Канделаки. Она пожаловалась на оскорбления от Уткина в твиттере. «Мы с Васей двадцать лет вместе работаем. Находимся в сложных отношениях, потому что мы прямые конкуренты, и его сильно бесит, что он в последние несколько лет утратил статус самого главного на свете. Вася парит над всеми в воздухе в своем измерении. Я не знаю, какую практическую пользу он может принести в качестве руководителя. Как человек творческий и так далее – безусловно», – сказал в разговоре с пранкером Черданцев.

В интервью через несколько дней после появления записи звонка в интернете Уткин прокомментировал это так: «Мне все равно, кто меня любит, а кто – нет. У нас спорт на телевидении делают в очень ограниченном количестве мест – теперь и вовсе в одном. Какая разница, кто кого любит, а кого – нет? Если человек умеет работать, он работает».

В разговоре со Sports.ru Черданцев сказал, что после истории с пранкерами «прекратилась перепалка в соцсетях между Тиной и Уткиным, и Тина встретилась с коллективом «НТВ-Плюс», правда, Уткин на эту встречу не пришел».

Черданцев и его шоу

Коллеги Черданцева говорят: быстро стало ясно, что Георгий может быть не только корреспондентом и комментатором, но ведущим и руководителем. Сам он говорит: «Я по-настоящему руководителем никогда не был, кроме своих программ, где всегда выступал и как автор, и как ведущий, и, как теперь модно говорить, сопродюсер. Да, по штатному расписанию моей последней должностью на «Плюсе» была должность главного продюсера канала «Спорт-Плюс», но занимал я ее более или менее формально: все решения принимал и осуществлял руководство каналами «НТВ-Плюс» Дмитрий Чуковский.

В полной мере совмещать руководящую должность и творческую работу невозможно. Нужно выбрать что-то одно, а я пока еще не реализовал свои творческие амбиции, поэтому при создании «Матч ТВ» совершенно сознательно не претендовал ни на какие руководящие должности, хотя возможности для этого были».

С 2007 по 2011 год на НТВ выходило шоу «Футбольная ночь» с Черданцевым-ведущим. Там показывали хайлайты РФПЛ и сюжеты об игре русских футболистов, выступающих в зарубежных чемпионатах. Шоу выходило на НТВ с 2007 по 2011 годы. «Это был серьезный проект с Ташем Саркисяном и Викторией Лопыревой, – рассказывает Sports.ru Дмитрий Чуковский. – Я был руководителем этой программы, мы с Черданцевым фактически были поставлены перед необходимостью делать большую серьезную телепрограмму с райтерами, редакторами и массовками.

У Черданцева есть удивительное качество. Бывает, что все хорошо продумано, но когда все начинается, то надо, чтобы кто-то взял себя в руки и от начала до конца все написал. При всех райтерах и редакторах, которые тогда были, именно Черданцев был человеком, который раздражался, смотрел недобро на всех, но в конце концов брал и в воскресенье утром писал всю программу от начала до конца – со всеми деталями. Я тогда впервые наблюдал, как он все делал один».

«Продюсеры поставили задачу сделать развлекательную передачу о футболе, – рассказывает о «Футбольной ночи» Черданцев. – Для этого были приглашены сценаристы – ребята из КВН – но выяснилось, что невероятно сложно шутить о футболе в рамках передачи, которая все-таки о футболе. К тому же жесточайший и очень маленький хронометраж программы, где все было рассчитано до секунд, не оставлял никаких возможностей для импровизации, тем более при наличии трех ведущих. Поэтому я приезжал в Останкино рано утром и начинал писать сценарий со всеми репликами для себя, Вики Лопыревой и Таша, который модерировал неудачные шутки и говорил: «Так, воскресная школа юмора, давай вот это лучше вычеркнем». Сложность работы была и в том, чтобы написанные мной реплики были естественными у Вики и Таша, и чтобы им было комфортно их произносить. В целом, я считаю, это был интересный и недооцененный проект, который опередил время ».

Самым известным проектом Черданцева на «НТВ-Плюс» была программа «90 минут» – ток-шоу о футболе, выходившее после каждого тура РФПЛ. Сегодня об этой программе чаще всего вспоминают, что каждый выпуск шел очень долго.

«Мы пытались выстроить все так, чтобы любой человек, который интересуется футболом, смотрел наш канал с утра субботы до поздней ночи воскресенья, – говорит Чуковский. – С Черданцевым всегда препирались, должен ли быть у «90 минут» четкий хронометраж. Георгий мог увлекаться в этой передаче – 2 часа, 2,5, дольше. Хотя до этого он мог всю неделю мне говорить: «Не больше 1,5 часов, ни в коем случае, никогда». Я тогда всем говорил: «Не верьте. Будет столько, сколько нужно». И его уносило в 2,5 часа, потому что он жил не только этой программой, но и футболом, который давал ему тему для бесконечного обсуждения. Конечно, мы все были в курсе, что в интернете шутят над хронометражем программы. Обсуждали, надо ли с этим бороться или надо делать то, что мы считаем нужным. В итоге остановились на втором».

Черданцев говорит, что когда задача программы – показать обзор всех матчей тура и о каждом поговорить, короткий хронометраж невозможен: «Нужно определиться с тем, кто был руководством канала, на котором выходила программа. Это был канал «Наш футбол», который производила «НТВ-Плюс» по заказу «Лиги ТВ».

Программа «90 минут плюс» также производилась по заказу «Лиги ТВ». Руководителем канала «Наш футбол», как и всей спортивной дирекции «НТВ-Плюс», был Дмитрий Чуковский. Он никогда не просил делать программу короче. Более того, на мои предложения пересмотреть формат программы, вести которую сверх 2,5 часов мне самому было неудобно, Чуковский отвечал, что к «90 минутам» нужно относиться не как к классической телепередаче, а как к вечернему эфиру, посвященному чемпионату России по футболу, который не имеет строгих хронометрических рамок – концепция, которая в рамках специализированного канала, где нет рекламы, вполне имеет право на существование. Как показало время, полноценный обзор 8 матчей тура с полноценным разговором о каждом из них невозможен в более компактной форме.

Преемница «90 плюс», программа «8-16», также идет больше двух часов, хотя Александр Шмурнов, когда взялся за проект, ставил перед собой задачу существенно сократить хронометраж. Кстати, образец подобной программы о национальном чемпионате, которую, я надеюсь, мне все-таки когда-нибудь удастся сделать на нашем федеральном ТВ – итальянская Controcampo – идет 2,5 часа».

В 2013-м разговоры о тактике в программе «90 минут» в интервью Sports.ru уничтожил Леонид Слуцкий.

– Меня многое возмущает. Особенно – аналитические программы. Я считаю, что люди, которые столько лет находятся внутри профессии, обязаны как-то разбираться в той же тактике, в игровых ситуациях. Я не понимаю эту некомпетентность. Когда пауза между сюжетами о матчах затягивается на час с обсуждением тактики… Ждешь моментов игры, а вместо этого слышишь невероятные вещи, просто невероятные.

– Например?

– Как рассказывается эпизод. Кто куда должен бежать, кто должен встречать, кто – сужать. Просто фантастические ситуации.

Черданцев тогда сказал, что слова Слуцкого прозвучали обидно: «Из его слов получается, что все люди, обсуждающие тактику в программе «90+», а это его же коллеги – тренеры и специалисты, отправляются одним махом в некомпетентные персонажи. Обидно за людей, приходящих в программу, которые интересно рассказывают о тактических аспектах игры. Я всегда стараюсь избегать того, чтобы в программе рассуждали комментаторы или журналисты. Мы стараемся говорить о других вещах. А для анализа приходят эксперты».

Потом Слуцкий и Черданцев помирились: тренер ЦСКА пришел в студию программы сразу после гостевого матча с «Ростовым» (ЦСКА к тому моменту оформил чемпионство). Эфир продолжался 2 часа 39 минут.

Черданцев и ипотека

О Черданцеве есть легендарный мем – «Жора-ипотека». Предположительно впервые о кредите Черданцев сказал в интервью Sports.ru 2009 года (заголовок: «Есть комментаторы, от которых меня просто тошнит»): «Кризис парадоксальным образом пошел мне на пользу. Дорогостоящие ведущие никак не могут смириться с тем, что о прежних гонорарах сейчас речи не идет. Я не то что скромный, просто считаю, что любая работа стоит определенных денег, но не запредельных. Не знаю, с этими матчами связано или с программой на федеральном канале, но звать стали гораздо чаще. Это существенно облегчает жизнь. У меня грудной ребенок, кредит в долларах».

В какой-то момент мем про ипотеку стал настолько популярным, что им заинтересовались рекламные агентства . «Кажется, в 2015 году мне постучали знакомые, – вспоминает Юрий Дудь. – Они готовили проект для какого-то бренда и им нужны были известные люди из мира спорта с ипотекой. Юра Черданцев шел в списке их пожеланий под первым номером. Но дальше планов не пошло: то ли проект зарубили, то ли именно это агентство проиграло тендер».

В январе этого года на сайте «Матч ТВ» предложили задать вопросы комментатору, кто-то спросил: «В каком банке вы брали ипотеку, под какой процент и сколько ежемесячный платеж»? Черданцев ответил: «Ипотеки у меня, к счастью, давно нет, хотя в свое время была. Это неприятная история. Я взял кредит до кризиса 2008 года, и взял его в долларах, потому что процент был существенно меньше. А потом бабахнул кризис, и платеж вырос за счет курсовой разницы в два раза. У нас только родился сын, жена не работала, так что было непросто. Но мы справились, хотя еле сводили концы с концами из-за этого кредита. К счастью, я его достаточно быстро закрыл. И с тех пор, вот уже много лет, принципиально не беру никаких кредитов и ипотек. В России кредиты выдаются на столь невыгодных условиях, что в наше нестабильное время, мне кажется, связываться с этим – просто безумие». Еще комментатор сказал, что никогда не откликается на «Жора», только на «Юра». «Как-то сразу повелось, Юра и Юра. Но упаси Боже назвать Юрием, он выходит из берегов сразу», – объяснил Sports.ru Алексей Андронов.

В августе этого года Черданцев написал такой реплай в твиттере (уже удалил):

Черданцев и самый скандальный матч последних лет

Матч 12-го тура РФПЛ сезона-2015/16 «Урал» – «Терек» (1:4) показался договорным примерно всем, кто его смотрел. В эфире программы «После футбола», матч разобрали так.

Георгий Черданцев: «Матч вызвал достаточно много разговоров. Кое-кто посчитал, что «Урал», проигравший с крупным счетом «Тереку», не выкладывался, скажем так, на сто процентов и должен был биться на поле лучше. «Урал» действительно провел матч абсолютно провально. Но «Урал» приехал на эту встречу с серией из 3 игр без результата, с одним забитым мячом. «Терек» же в свою очередь 4 матча подряд не проигрывал и оказался в самом верху турнирной таблицы. Дмитрий, чем объяснить ошибку вратаря «Урала»?

Дмитрий Булыкин: «Насколько я понял, вратарь молодой, и иногда у них такое случается, когда они привозят мячи. Когда он привез этот мяч, наверное, команда немножко опустила головы. И потом сразу же стали возникать моменты, как мне кажется. И здесь уже было тяжело удержать «Терек», который и реализовал все свои моменты».

Георгий Черданцев: «Ну, полный провал «Урала» во втором тайме, да?»

Константин Генич: «Гхм... (после паузы) Надо дать правильную оценку этому матчу... «Урал» в этой встрече был намного хуже, чем в домашних матчах с «Зенитом» и «Спартаком». Это признал даже тренер. Вадим Скрипченко после игры сказал: «Я не понимаю, что произошло после 32-й минуты».

Георгий Черданцев: «Может, была тяжелая игра в Перми?»

Константин Генич: «У «Терека» тоже было 120 минут с «Уфой». Тем более, проигранный матч. А «Урал» все-таки выиграл, и здесь эмоции были совершенно иные. То, что это был провальный матч «Урала» – если мы говорим исключительно со спортивной, футбольной точки зрения, – это даже не обсуждается. Так играть, конечно, нельзя. Дома, при своих болельщиков – должно быть стыдно, я думаю».

Игре «Урал» – «Терек» в программе «После футбола» было посвящено 4 минуты 40 секунд (2 минуты 35 секунд обсуждения в студии + прямая речь президента «Урала» Григория Иванова, главного тренера «Терека» Рашида Рахимова и вице-премьера Виталия Мутко).

Комментарии на Sports.ru были такие:

Черданцев-колумнист

Какое-то время Черданцев был еще и колумнистом сайта «Матч ТВ». Как и все комментаторы, свои колонки он надиктовывал, хотя сначала хотел писать их сам, рассказал Sports.ru сотрудник «Матч ТВ». В результате Черданцев, во-первых, просил показывать ему тексты колонок перед публикацией, во-вторых, вписывал обратно то, что вырезал редактор, часто – с новыми ошибками.

«Было видно, что он считает себя не просто комментатором, но и писателем, мастером художественного слова, – говорит сотрудник «Матч ТВ». – Одну из его заметок редакция сократила, отредактировала, исправила все ошибки – привела в более-менее читаемый вид. Вскоре после публикации Черданцев потребовал вернуть все так, как он наговорил и заверил. После того случая тексты Черданцева ставились на сайт без правок и сокращений – в гигантском, чаще всего малочитаемом формате.

Запомнилось его рукопожатие. Руку он каждый раз подавал нехотя, вяло, рука полурасслабленная, это было наполовину рукопожатие, наполовину он будто давал пять. В этом тоже было что-то снисходительное. Но при этом Черданцев не посылал и вел себя в целом адекватно. Был один случай, когда от одной из колонок – уже надиктованных и готовых к публикации – он в последний момент отказался. Причин особенных не объяснил, но извинился.

При этом читали Черданцева всегда хорошо. Казанского никто не читал, Шмурнова, в общем-то, тоже. Лучше него читали только Нобеля, когда у него были большие инсайды. Черданцев заходил, когда тема была хорошо подобрана и был яркий заголовок. Тогда он умел провоцировать читателя, посмотреть на тему под неожиданным углом и вызвать интерес. Иногда Черданцева заносило и он начинал пороть чушь - но это лучше, чем быть скучным.

Когда на сайт пришел Дзичковский, Черданцев перестал вести колонки, там был пересмотр отношений с комментаторами, остались в итоге Генич, Трушечкин и Нобель, еще была рубрика «Комментатор дня». С Черданцевым была проблема, писать эти колонки он должен был бесплатно, но потом попросил платить за них отдельно. О цене не договорились».

Черданцев и «Европейская футбольная неделя»

Одной из первых программ, которую вел Черданцев, была «Европейская футбольная неделя». Сейчас такое сложно представить, но в начале 2000-х на ТНТ в воскресенье днем два часа подряд показывали хайлайты топовых европейских чемпионатов. Сначала ее вел Андронов, потом она перешла к Черданцеву. «Когда он занимался программой, у нее уменьшился хронометраж, она стала выглядеть немного по-другому, – говорит Андронов. – Я тогда устал делать такую программу, технологические возможности были несравнимы с нынешними. И когда нам сказали, что программа будет меньше по хронометражу, стало понятно, что столько народу на ней не нужно. Решили, что просто уступим новой команде».

Черданцев рассказывает так: «Руководство ТНТ решило поменять ведущего и сделало выбор в мою пользу, наш директор Алексей Бурков поддержал мою кандидатуру. Удивительно, но спустя почти 20 лет ко мне подходят люди и благодарят за ту программу. Буквально на днях подошел молодой человек на улице и сказал: «Спасибо за «Европейскую футбольную неделю» и за мое счастливое детство». Это было много лет назад, тогда ТНТ был совсем другим каналом, иного формата. На том ТНТ существование программы о футболе было вполне уместным. Закрыли программу по обычным телевизионным причинам: ТНТ сменил концепцию вещания и сфокусировался на развлекательных программах».

Черданцев и реклама

Как рассказал Sports.ru сотрудник рекламного агентства, сотрудничающего с «Матч ТВ», Черданцев – самый востребованный у рекламодателей человек на канале . «Юра умеет себя продавать, умеет отстоять свой продукт, – говорит собеседник Sports.ru. – Условно, если он формирует программу и если к нему приходит спонсор, он максимально профессионально это обрабатывает. Программа Черданцева «После футбола» – самая насыщенная спонсорами на канале. Там стабильно Clear, Nissan. Сейчас там «Альфа-Банк». Он умеет продать себя».

Как стало известно Sports.ru, после матча Россия – Португалия на Кубке конфедераций у «Матч ТВ» случился скандал с одним из спонсоров – брендом пива Bud . Лучшим игроком матча был признан Криштиану Роналду. Голосование было зрительское, а приз был спонсорский, его вручал Bud. После игры Черданцев в эфире так прокомментировал победу Роналду: «Это потому что попса побеждает на этом турнире. Лучший игрок матча, Дмитрий (обращение к Губерниеву – Sports.ru), это Игорь Акинфеев. Это по версии людей, которые смотрели футбол. А по версии людей, которые голосуют за тех, кого знают, у них победил Криштиану Роналду». После этого Губерниеву нужно было произнести рекламный текст о спонсоре, Bud. На словах «Bud безалкогольный – официальный спонсор...» засмеялся и сам ведущий, и кто-то из гостей эфира. «Давайте еще раз, чтобы уважать рекламодателя», – сказал Губерниев и начал говорить рекламный текст заново.

Bud обиделся на слова Черданцева, конфликт пришлось улаживать коммерческой службе канала. В итоге в одном из следующих эфиров Черданцев сказал про голосование Bud: «Это очень интересная тема, потому что она вовлекает еще больше людей в процесс боления и более внимательного слежения за матчем. Поэтому то, что после каждой игры на этом Кубке конфедераций определяется лучший игрок, очень хорошо и говорит о том, насколько хорошо зрители стали разбираться в футболе. Потому что во многих случаях это не просто голосование за того, кого я знаю лучше, а действительно, по факту, эти звезды вытягивают матчи».

Черданцев и дружба

Самый близкий друг Черданцева на «Матче» – Александр Шмурнов. Он рассказывает, что подружился с Георгием после того, как выяснилось, что их дачи очень близко.

«У нас семьи дружат, так неожиданно случилось, удивительно совпало, что наши дачи пришли в наши семьи от жен, – говорит Шмурнов. – Тем не менее, сейчас это основные дачи и Черданцевых, и Шмурновых. Московская область такая большая, а они в 100 метрах друг от друга. Мы тогда с Михаилом Мельниковым ехали ко мне на дачу, и тут Мельников говорит: «А что у тебя тут делает Черданцев?». Я говорю: «Понятия не имею». C тех пор и дети наши дружат, мы сами дружим.

Если бы Черданцев не был мне настолько интересен как человек, никакая дача, наверное, не помогла бы. В какой-то момент я понял, что мне с ним очень интересно разговаривать. Прошло еще несколько лет и я понял, что он верный товарищ. Я помню один вечер, когда я очень сильно разозлился на сына Ваню, а Черданцев целый вечер ходил и помогал нам помириться – как сосед и друг. И я тогда почувствовал тепло, это трудно объяснить.

Мы обсуждаем театр, его деловые вещи, мои деловые вещи, историю, политику, женщин, вино, машины, путешествия, все. Он из тех, с кем можно садиться и говорить абсолютно обо всем. Я думаю, к нему очень многие уважительно относятся, просто надо понимать его статус, который он сам себе постоянно придает и подчеркивает. Его, может, даже высокомерие по отношению к незнакомым – его побаиваются, сторонятся, но это те, кто его не знают».

В начале декабря 2016 года Черданцев и Шмурнов комментировали матч «Челси» и «Манчестер Сити». Во время матча они перешли на повышенный тон, многим показалось, что комментаторы поссорились прямо в эфире.

«Тогда мы действительно поругались, – говорит Шмурнов. – Потому что он сказал: «Почему это ты имеешь право болеть за «Сити». Я ответил: «Потому что они сегодня играют лучше, я переживаю за эту команду». Я в каждом матче за кого-то болею. Мы тогда встали в стойку друг против друга, но внутренне каждый из нас решал, скорее, театральную задачу. Это был искренне разыгранный театральный спектакль. Вряд ли, если б нас вывели на ристалище, мы бы стали бить друг другу морды. Между нами потом только теснее стали отношения, когда мы в эфире сыграли что-то заметное».

Бывшие коллеги Черданцева по «НТВ-Плюс» рассказывают, что в первые годы работы канала почти все комментаторы дружили. «Меня с ним связывает финал ЛЧ-97, который мы смотрели у меня дома, купив какую-то жуткую водку и набрав еды в «Макдональдсе» , – вспоминает Алексей Андронов. – Финал ЛЧ, где играют немцы с итальянцами – «Ювентус» и «Боруссия» – для нас был однозначно поводом собраться. Мы тогда проще жили, семей ни у кого не было. Мы все были юношами. Даже 10-15-летние «Жигули» были не у каждого, зато был огненный задор в глазах».

Сегодня бывшие коллеги в основном говорят про Черданцева, что сохранили с ним хорошие отношения. Некоторые говорят, что с годами общаться стало сложнее, но они объясняют это не столько характером комментатора, столько тем, что все повзрослели, завели семьи и стали амбициознее.

«Мы выросли и прекратили быть сопливыми мальчишками, – говорит Дмитрий Чуковский. – У нас появились семьи, мы уже начали думать о внуках. Мы достаточно эмоциональные люди, поэтому 25 тысяч раз испортили друг с другом отношения и столько же раз успели их наладить.

У Черданцева есть уникальное качество по отношению к людям, с которыми он работает. Он включался за них в любую глупость, готов был отстаивать их интересы перед начальниками любого уровня. Уверен, почти все люди, которые с ним работали в команде, сохранили к нему хорошее отношение. При этом с внешним миром он всегда позволял себе быть достаточно колким, напряженным. Это обратная сторона славы, обратная сторона любого человека, который два часа смотрит в телекамеру, понимая, что с той стороны много народу, которые скажут: «Ууу, Чердак снова несет какую-то ерунду». Ты открываешься в этот момент, ранимо воспринимаешь любые упреки и претензии людей, сидящих на диване. Думаю, Черданцев ранимо их воспринимал и воспринимает, просто научился с годами по-другому к ним относиться.

Черданцев – самый популярный футбольный эксперт и ведущий программы на основном канале. Можно сколько угодно раздражаться, но так есть».

Черданцев и интернет

Черданцев – постоянная мишень пользователей интернета, здесь его критикуют примерно по любому поводу. В декабре 2015 года в блоге «Король и Шут» Андрея Пономарева появился пост «Почему Черданцев – самый мерзкий журналист России». Даже без выноса в ленту текстов Sports.ru он набрал больше 3 тысяч плюсов и 130 тысяч просмотров.

«Дней через пять на «Матч ТВ» было большое ток-шоу по случаю жеребьевки Евро-2016 – то самое, где на гостевом диване кряхтел Александр Гордон, – вспоминает Юрий Дудь, который тогда был еще и ведущим программы «КультТура». – Когда Черданцев вышел из гримерки и наткнулся на меня, установилась пауза примерно на секунду. Паузу оборвал Юра: ну, ты понимаешь, что при встрече я дал бы ему с ноги? На ближайшей планерке «КультТуры» мы придумали: а давайте ровно на один раз восстановим легендарное шоу Первого канала «Король ринга»? Черданцев против Пономарева на настоящем ринге в настоящих перчатках под присмотром настоящего судьи. Это же будет бомба: ответят за слова, решат вопросы, обнимутся, сделают хоть какое-то зрелище. Наталья Билан дала добро на идею, оставалось договориться с участниками. Пономареву мы ничего не говорили, пока не узнаем ответ Черданцева. Думаю, про всю эту движуху он впервые услышит из этого текста. Увы, Юра отказался. Объяснил тем, что не хочет делать оппонента знаменитым. А жаль: кажется, и у «КультТуры», и у всего канала был шанс».

В июне 2016 года на конференции в Петербурге Георгий Черданцев прочитал лекцию, во время которой атаковал главного редактора сайта «Палач» Павла Городницкого. «Палач пришел? Нет? Зассал, значит. Палачей что-то много развелось кругом, понимаете? Каждый – палач. Мне 15 лет, я снял памперс, и я палач. Буду сидеть в интернетах и всех клеймить безнаказанно», – сказал Черданцев (этот монолог начинается на отметке 37:09).

В ответ Городницкий предложил комментатору встретиться лично, но этого не произошло: Черданцев так и не вышел на связь.

В разговоре со Sports.ru Черданцев сказал про интернет: «Оградиться [от того, что про него пишут] легко: не нужно набивать свою фамилию в гугле. Профессор Преображенский советовал не читать с утра советских газет, то же самое, я уверен, он сказал бы об интернете».

Фото: instagram.com/cherdantsev71 (1,4,6,7,9-11); 816room; кадр трансляции канал «Наш Футбол»; youtube.com/МАТЧ ТВ; РИА Новости/Антон Денисов

Черданцев: посреди беседы Капелло сорвал петличку…

В день рождения популярного телекомментатора "Чемпионат.com" публикует беседу Игоря Рабинера с Черданцевым о семье, карьере, Италии.

Мы знакомы уже больше 30 лет. В такие совпадения трудно поверить, но три с лишним десятилетия назад мы с Юрой Черданцевым учились в одной и той же 23-й английской спецшколе на «Парке культуры». И что самое поразительное, он, будучи на пару лет и, соответственно, классов старше, принимал лично меня в пионеры и торжественно повязывал на шею алый галстук. А теперь одному из лучших футбольных комментаторов России исполняется 43, его собеседнику – без малого 41, и мы безо всяких галстуков (которые любой журналист, скажу вам по секрету, ненавидит, а я и вовсе последний раз надевал 18 лет назад) разговариваем «за жизнь» в немецком ресторане рядом с офисом «Чемпионат.com». И с каждой минутой я всё больше понимаю, как же много важного бывает недоговорено в ежедневной нашей футбольной суете.

«КОММЕНТИРОВАТЬ ФУТБОЛ – ЭТО ДЛЯ МЕНЯ БЫЛО ВСЁ РАВНО, ЧТО СЛЕТАТЬ НА ЛУНУ»

Когда ты принимал меня в пионеры, то уже играл за «Спартак» в чемпионате Москвы. Неужто задумывался о том, чтобы стать профессионалом? Учёба в английской спецшколе – она как-то к другому пути в жизни подталкивает.
- Не задумывался ни секунды. Я из академической семьи и о спортивной карьере не мог мечтать в принципе. Только если бы вдруг обладал какими-то сумасшедшими талантами. Но мало того что таковых не было, имелись проблемы со здоровьем. Мама даже подписывала специальную бумагу в спорткомитете Москвы, что она не возражает против моих выступлений: тогда в этом смысле всё было очень серьёзно. Чемпионат города вообще был соревнованием очень пристойным, организаторы строго следили за всем. Например, за красные карточки вызывали с тренером (но не меня, я их не получал) в спорткомитет. У меня обнаружили тахикардию, и хотя бы поэтому о спортивной карьере речь никак идти не могла. Путь был один – в университет. В девятом-десятом классах занимался с репетитором семь раз в неделю.

Но как получилось, что мальчик из академической семьи пристрастился к футболу и довольно много лет играл на первенство Москвы?
- У меня дедушка был спартаковским болельщиком, ходил на футбол ещё в довоенное время. Более того, на первое свидание он пригласил бабушку на стадион. Сначала на матч пошли, а потом уже - на свидание. Так что мне это досталось по наследству.

У нас был один учитель физкультуры в районе, который играл в футбол где-то в дубле московского «Динамо». Карьера игрока не сложилась, и он стал в школе учителем. Поскольку он всю жизнь мечтал стать тренером, которым впоследствии и стал, то организовал в районе секцию, набрал детей и выступал на первенство района. Моим родителям сказали, что мне там стоит заниматься. Родители решили, что в свободное время ребёнок должен не дома сидеть или, хуже того, лоботрясничать и не болтаться по улицам: они-то тогда другие, неспокойные были. Отец, яростный болельщик, против занятий в футбольной секции не только не возражал, но и поощрял их.

Одновременно меня, кстати, приглашали в музыкальную школу. Учительница пения приглашала мою маму, говорила, что у ребёнка способности и надо отдавать его в «музыкалку». И то, и другое совместить было нельзя. Часто у мамы спрашиваю, почему меня не отдали в музыкальную школу. Сейчас очень жалею, что не умею играть на музыкальных инструментах. Как известно, очень люблю музыку. Бренчал на гитаре в институте, играл в группе, но в этом смысле Бог таланта не дал. Его надо было развивать. Я сделал выбор в пользу футбола и ни в какую музыкальную школу не пошёл.

Но, с другой стороны, в этой футбольной секции я обрёл удивительную профессию. Ничего ведь просто так в жизни не бывает. Так же и ты не случайно стал спортивным журналистом, а потому что всегда этим интересовался. Я никогда не мечтал стать комментатором, потому что тогда это было всё равно, что слетать на Луну. Это был другой мир, куда у меня не было ни входа, ни даже знакомых.

Помнишь свой первый комментаторский позыв? Когда тебе в первый раз пришло в голову, что это может быть твоим?
- Да никогда мне это в голову не приходило. Это была, повторяю, история из другого мира. Да, я играл в футбол, смотрел его, но глупо думать о том, что неосуществимо. Максимум - комментировал вслух, когда один, без всякой компании, разыгрывал разные чемпионаты. У меня дома до сих пор валяются тетрадки. Квартира длинная - двери в ванную и в туалет в разных концах коридора. И вот для меня одна дверь - это одни ворота, другая - вторые. И так я сам с собой теннисным мячом разыграл несколько чемпионатов мира и Европы. Были баталии, я всё это вслух озвучивал, играя сам с собой. Как выяснилось, это пригодилось. Но никогда позыва комментировать в себе не чувствовал.

Потом была история с тяжёлой травмой колена в игре за филфак в полуфинале чемпионата МГУ. Тем не менее ты до сих пор через боль поигрываешь. Зачем тебе это надо?
- Надо мной всегда жена смеётся. Ты, говорит, как щенок: увидишь мяч и сразу - прыг. По-другому не могу. Обожаю играть в футбол гораздо больше, чем его комментировать, смотреть и так далее. Мне этого очень не хватает. Очень жалею, что не могу играть более или менее полноценно. Стоит немного подвигаться, как колено отекает на два дня.

С 18 лет, то есть большую часть жизни, живу с ощущением боли - то более сильной, то менее. Мне люди иногда говорят, что я бываю неприветливый или грустный. Они не понимают, как можно прожить всю жизнь, когда у тебя всё время болит нога. Обычно она ноет, но иногда болит так, что мне ходить тяжело. За границей люблю гулять по городам пешком, изучать достопримечательности, так потом подняться по лестнице не могу. Мне надо опираться на перила, держаться.

- А во время репортажа бывало, чтобы схватывало колено?
- Слава богу, нет. Обычный образ жизни это вести не мешает, а активный вести сложновато. В футбол играть по-серьёзному, конечно, не могу. Бегать мне всё сложнее, а стоя играть… Ты же всё время думаешь, что тебе 20 лет, а на самом деле это не так. Надо разминаться подолгу, а мне лень. Я так не могу. Дома надеваю спортивную форму, на машине приезжаю к поляне и выбегаю на поле. Но ещё не поздно перестроиться и вдолбить себе в голову, что в этом возрасте нужно разминаться, растираться и тогда риск получения травмы будет минимальный.

«ТАЙНУ ГИБЕЛИ ДЕДА-РАЗВЕДЧИКА В ФРГ НЕ ЗНАЮ ДО СИХ ПОР»

Удивительно, что мы не знаем видного биолога Георгия Черданцева. Ведь твои родители именно из этой сферы, а отец и вовсе доктор наук.
- Моя бабушка - филолог, тоже доктор наук, профессор, отсюда у меня тяга к гуманитарным наукам. Более молодому поколению это сложно понять, но в советское время, когда мы с тобой учились, знание иностранного языка считалось профессией. Причём престижной, хорошо оплачиваемой, дававшей возможность поехать за границу. То есть попасть в другой мир, узнать что-то ещё, помимо того, что тебя окружало в повседневности. При этом особых способностей к точным наукам я не имел. По физике у меня вообще был кол. Я до сих пор не очень хорошо понимаю, почему горит лампа.

- Но уж на троечку-то в аттестате натянул?
- Кроме всяких шуток, в 10-м классе меня хотели вообще не допустить к выпускным экзаменам. Я был настолько занят репетиторами, что забросил абсолютно все предметы, которые не имели отношения к тем, что нужно было сдавать при поступлении в университет. Вот по сочинению, русскому устному, истории и иностранному языку меня гоняли как сидорову козу.

И у меня не было времени на химию, физику и математику. У меня выходило четыре годовых двойки в 10-м классе, хотя до того учился хорошо: в 8-м классе у меня практически одни пятёрки были. Это был переходный класс: в зависимости от результата тебя переводили либо в 9-й, либо в ПТУ. Зато потом на химии писал сочинения, на математике готовился к заданиям по литературе и так далее. У меня выходили двойки по алгебре, химии, физике и поведению.

Мама до сих пор об этом вспоминает. Сколько лет прошло, ей по-прежнему стыдно. Её вызвали на педсовет, где сидели все учителя. А раньше-то я был хорошим учеником, никаких претензий никто не предъявлял. И тут её вызывают и начинают отчитывать. Я тогда недооценил, насколько ей было неприятно, а она до сих пор периодически вспоминает об этом, как об одном из худших моментов в её жизни.

- Как говорит один наш общий знакомый: «Ну и?..»
- Это было за месяц до выпускных экзаменов. Я за этот месяц умудрился все эти предметы пересдать. Сел дома, отложив все вопросы, связанные с репетиторами, и за месяц выпутался.

- И с облегчением выбросил все эти знания из головы?
- В этом смысле система образования, которая у нас была, на мой взгляд, неправильна. Потому что в выпускном классе, когда человек для себя уже чётко представляет, чем он будет заниматься дальше, нагружать его ненужными знаниями, которые отнимают массу сил и времени, наверное, не совсем правильно.

Меня всегда интересовало, почему по документам ты Георгий, а в жизни - Юра? В биографии, готовясь к интервью, прочитал, что в честь деда.
- Все об этом спрашивают. Да, меня в честь деда назвали. На самом деле это одно и тоже имя. Георгий - землепашец по-гречески, Юрий - землепашец по-карельски. А в русском языке это имя разделилось на два разных. Но поскольку меня назвали в честь деда, который погиб до моего рождения, никаких вариантов у родителей не было. Когда они поняли, что мальчик, - всё. Значит, Георгий, и значит, Юра, однозначно. А вот почему деда Юрой называли, не знаю.

Он прошёл войну, выводил отряд из окружения и при этом выжил, а много лет спустя погиб в мирное время в ФРГ, в той самой стране, против которой воевали. Ты говорил, что эта история засекречена в недрах спецслужб.
- Она засекречена на 60 лет, насколько я знаю. Он был разведчиком. Поэтому я только что-то краем уха слышал от бабушки, которая представляла, что произошло, но никому не рассказывала. И уже не расскажет, потому что умерла пять лет назад.

Она была профессором МГИМО, заведующей кафедрой романских языков. Италия, итальянский язык - это у меня всё через неё. Вообще, её часть семьи из Ленинграда. Почему я в последнее время высказывался про блокаду? Мой дед - блокадник, провёл всю блокаду с первого до последнего дня в Ленинграде. А прабабушка вместе с бабушкой, тогда ещё школьницей, были эвакуированы в Куйбышев, ныне Самару. Там бабушка и заканчивала школу.

А закончив с золотой медалью, тайно от своей мамы, моей прабабушки, пошла в военкомат и собралась добровольцем на фронт, как многие в то время. Её в военкомате «завернули». Сказали, что девочке с золотой медалью не надо идти на фронт. Лучше пройти подготовку и идти офицером. Её отправили в знаменитый Военный институт иностранных языков, который тоже находился в каком-то городе в эвакуации. Надо сказать, что практически всё то поколение замечательных выдающихся педагогов иностранных языков, которое у нас было, вышло именно из ВИИЯ.

Представляешь, десятиклассников, выпускников школ, там построили в шеренгу. И начали раздавать языки: ты учишь шведский, ты учишь датский, ты - итальянский, ты - португальский и так далее. Немецкий для изучения был обязателен, а в качестве второго каждому выдавался какой-то редкий язык. Бабушке по этому «рассчитайсь» и достался итальянский. А в 44-м она уже была переводчиком военного атташе СССР в Италии, когда шли переговоры об освобождении наших военнопленных. В дальнейшем она стала ведущим специалистом в стране по итальянскому языку. Почти все учебники, по которым учились в своё время, писала она. Поэтому от итальянского я никуда деться не мог. Вообще, у меня с Италией много связано…

«БЛАГОДАРЯ ИТАЛИИ Я ЖИВ»

- Ты с детства начал изучать итальянский?
- Да. Но изучение языка в домашних условиях - ерунда. Я попивал чай, развалившись в кресле, и всё мимо меня пролетело. К окончанию школы я никакого итальянского не знал. А выучил его, когда после университета попал в итальянскую компанию переводчиком. Вот английский знал превосходно, потому что учился в спецшколе. У нас с тобой были настолько сильные преподаватели, что заложили в нас очень мощную базу.

- Подписываюсь под каждым словом.
- А благодаря Италии я, собственно, жив. У матери не было молока, она тяжело заболела. Когда я родился 1 февраля, месяц лежал с ней в роддоме. У неё не было молока, и неожиданно возникла проблема. Оказалось, что у меня какая-то дикая аллергия, и я не принимал никакого другого молока, смеси, которые были в Советском Союзе. Катастрофа! Сейчас это сложно понять, но мы жили в такое время, когда с искусственным питанием было довольно тяжело. Тошнило и всё. Никто не знал, что делать.

Выручили какие-то бабушкины знакомые, которые были в этот момент в командировке в Италии. Они мне привезли сухое итальянское молоко, которое разводили и пили. То есть я благодарен этой стране ещё и за то, что взращён её молочной промышленностью. Не знал об этом до достаточно взрослого возраста, не было причин об этом вспоминать. А напомнив об этом, мама сказала, что связь с Италией у меня не случайно.

Ты упомянул, что дед был блокадником. Как относишься в связи с этим к нынешним репрессиям в адрес телеканала «Дождь», вызванным опросом на эту тему?
- Считаю их совершенно неправильными и, более того, возмутительными. И думаю, что прекращать вещание или существование любого СМИ можно только на основании законно вынесенного решения суда. А Роскомнадзор выслал им всего лишь пояснительное письмо, суть которого: «В следующий раз будьте осторожней».

Хотя я тоже считаю, что вопрос на «Дожде» задали глупый и непродуманный. Это – чисто редакторский «косяк». Я постоянно задаю вопросы в своих программах и тоже один раз сформулировал так, что у меня потом были проблемы. И я, как автор, признался самому себе, что был не прав. Ни с кем не посоветовался и забабахал более или менее эмоционально.

- Что это было?
- Уже не важно, проехали. Поэтому редакторская работа очень сложна и важна. Если ты что-то делаешь публично, ты должен 20 раз подумать и взвесить. Ты берёшь на себя очень большую ответственность. В этом сложность публичной профессии и жизни в рамках прямого эфира: из песни слов не выкинешь. Поэтому человек, который берёт на себя ответственность и смелость работать в таком режиме, должен быть очень спокойным и взвешенным. Но то, что происходит вокруг этого сейчас, совершенно не красит тех людей, которые травят «Дождь».

СЛУГА В СТАМБУЛЕ, ОБЕЩАНИЕ ДЕВУШКЕ И ЗВОНОК ИЗ ТЕЛЕВИЗОРА

- Что вспоминается о периоде работы грузчиком на складе турфирмы в Стамбуле в середине 90-х?
- Это было весёлое время, потому что у меня был помощник. Я так много зарабатывал грузчиком, что, как бы это ни звучало грубо, у меня был… слуга. Маленький турок, который бегал по моим поручениям и всегда был при мне. Я его отправлял в магазин за чем только можно. Будучи грузчиком, я был барином в его глазах. А делать было нечего, пашешь целый день, как заводной.

- Спину себе там не сорвал?
- Нет, я же был прилично спортивно подготовлен.

Как бы ты тогда отреагировал, если бы тебе сказали, что через пару лет будешь работать на футбольном канале? С ума бы сошёл?
- Это было не через пару лет, а в один и тот же год. Весной 96-го работал грузчиком на складе, а следующей зимой снял свой первый сюжет – и даже не для «Плюса», а для федерального НТВ.

- А как тебе пришло в голову в принципе попытаться туда устроиться?
- Это не мне пришло в голову. Будучи работником турфирмы и уже переехав из Турции в Италию, в самолёте познакомился с девушкой Олей. Она была студенткой журфака и работала на «Муз-ТВ». Благодаря ей я с телевидением и столкнулся. В моей жизни появились такие слова, как монтаж и т.д. Я звонил, спрашивал: «Когда вернёшься домой?» Она отвечала: «Не знаю». Я не мог понять, как это человек не знает, когда вернётся домой. «У меня отсмотр, мне надо посмотреть отснятый материал». Я дико удивлялся. Это сейчас понимаю, что ты действительно не можешь знать, сколько тебе времени понадобится на отсмотр материала, и это действительно делается ночью. А тогда дико бесился, ревновал, думал, что это какая-то подстава. Тем более что тогда начался предвыборный проект «Голосуй или проиграешь», который поддерживал «Муз-ТВ», и Оля окончательно пропала на работе.

Сам на тот момент уволился со старой работы и просто ждал, когда что-нибудь произойдёт, понимая, что с итальянским языком и стажем работы устроюсь переводчиком в любую итальянскую фирму сразу. А тогда шёл второй сезон «Футбольного клуба». Очень хорошо помню этот момент. Мы с Олей сидели на кухне, она говорила, что «Муз-ТВ» - это круто и всё такое. «Что такое „Муз-ТВ“? Кабельный канал. Вон НТВ. Видишь программу? Я буду в ней работать», - сказал я залихватски, мол, сейчас я тебе покажу.

- О как!
- А я же за футболом следил, газеты читал, знал, что запускается спутниковый канал, из чего я сделал логичный вывод, что люди там нужны. А где они будут специалистов набирать? Думаю, почему бы не попробовать. Раньше в телепрограммах титры давались в конце. Там был номер факса. Я пошёл на старую работу, набил на компьютере письмо («такой-то, такой-то, дико хочу у вас работать») и отправил. Меня потом травили этим письмом, ржали, потому что я адресовал его Маслаченко. Я думал, что Владимир Никитович - самый главный. Он, правда, не вёл «Футбольный клуб», но я решил, что Вася слишком молод, чтобы ему адресовать письма, вряд ли он начальник. Естественно письмо попало к Васе с Димой Фёдоровым, и Дима мне на следующий день позвонил. Реально вдруг звонит человек из телевизора.

- Звонит на домашний?
- Да, мобильных тогда ещё не было. И говорит: приезжайте. Мне уже 25 лет было, причём я в резюме наврал, что руковожу каким-то там международным отделом. Так в некотором роде и было: перед увольнением меня уже перевели во вновь создаваемый отдел, где я был один. Просто не написал, что я на тот момент уволился. Они мне говорят: «Вам 25 лет. Вы никогда не пробовали себя ни в журналистике, ни на телевидении. Зачем вам всё так круто в жизни менять?» Отвечаю: «Во-первых, очень люблю футбол, во-вторых, хочу попробовать что-нибудь новое, в-третьих, располагаю временем чему-то учиться, потому что в данный момент у меня нет никаких обязательств на другой работе». И тогда они говорят: «Приходите, но мы не можем гарантировать вам ни зарплату, ни место в штате - ничего. На ваше собственное усмотрение». И я как пришёл осенью 96-го, так и остался.

- И когда зарплату положили?
- А вот это - к вопросу об университете и нужности образования. Тогда набирался штат «НТВ-Плюс», и тогдашний директор Алексей Иванович Бурков, видимо, у Васи спросил: «Этот мальчик вменяемый»? Вася, наверное, ответил: «Да». А у меня всё-таки высшее образование, два языка. Такие люди на дороге не валяются. Меня взяли в штат, но не в редакторскую группу, а в международный отдел. По филфаковскому диплому моя профессия - переводчик, и моя первая профессия на НТВ - переводчик. Так что нельзя даже сказать, что я чьё-то место занял. Занимался корреспондентской работой, но очень длительное время числился переводчиком.

И с трудом верил тому, что вижу, допустим, Евгения Майорова. Он тогда уже болел, хромал сильно. В то время ещё везде можно было курить. Евгений Александрович с палочкой приходил, курил, они с коллегами что-то обсуждали. Я стеснялся влезать, потому что мне и так повезло в это место попасть.

«СПАРТАК» - ОГРОМНАЯ ЧАСТЬ ЖИЗНИ. НО БОЛЕЛЬЩИКА Я ИЗ СЕБЯ УБРАЛ"

- А когда в первый раз решил, что жизнь удалась?
- Когда вышел на поле с Фёдором Фёдоровичем Черенковым. Играл за сборную журналистов против ветеранов «Спартака». И когда понял, что это Шавло, это Гаврилов, это Черенков, а это Родионов… Это была такая фантасмагория, что я до сих пор отношусь к ней как к какому-то кино. Как будто это не со мной произошло, а с человеком, который прожил какую-то параллельную жизнь. Я не просто смотрю на людей, которые привили мне любовь к футболу и сделали его моей профессией, но и нахожусь с ними в одном пространстве. Вот они играют в «стенку», в пас рядом со мной, меня обыгрывают…

– Отношение к «Спартаку» - особая тема. И тебя, и меня многие его болельщики не раз обвиняли в «предательстве» его интересов, абсолютно не понимая, что журналистика и боление в чистом виде – вещи несовместимые. А с отцом у тебя возникают разговоры на эту тему, он тебя не критикует?
- Он звонит мне после каждого матча. У нас происходит часовой разговор, точнее он говорит, а я слушаю. Кстати говоря, в футболе он разбирается совершенно фантастически. В тактике и стратегии понимает больше многих наших специалистов.

И я ему, честно говоря, в чём-то даже завидую. Быть болельщиком – это очень круто. В силу профессии я такого болельщика пока убрал из себя. Потому что этакое юношеское боление, как ты правильно говоришь, несовместимо с нашей работой. При этом «Спартак» сыграл в моей жизни колоссальную роль. Это целиком и полностью моя команда. Только благодаря этому клубу я попал в профессию. Если бы не было Черенкова и Романцева, я бы не полюбил футбол и не понимал бы его так, как понимаю сейчас. И не пойму Лобановского и киевское «Динамо», потому что это футбол, но это другой футбол.

«Спартак» - огромная часть моей жизни. Но ты должен сделать выбор: ты либо болельщик, либо комментатор. Болельщик всегда на войне. Одна из неотъемлемых частей боления – это ненависть к команде соперника. Им обязательно нужен враг. Я вообще против любой ненависти. В нашем с тобой положении невозможно быть болельщиком, потому что невозможно болеть только за, обязательно нужно болеть против.

– А неужели тебе не трудно сочетать в себе спартаковский футбольный вкус с любовью к прагматичному итальянскому футболу?
- Я заставил себя научиться тому, что подкат это - круто, хорошая подстраховка – круто, и даже игра на удержание счёта может быть крута по-своему. Хотя это, конечно, противоречит моему футбольному воспитанию и тому футболу, которым я восхищался в детстве.

– Ты говорил, что масс-медиа - часть системы, и никуда от этого не деться. Но вот представим ситуацию. «НТВ-Плюс» принадлежит «Газпром-Медиа». Происходит некое событие, скажем, в «Зените», и ты с ним полностью не согласен. Тебе трудно осветить это событие в соответствии со своим видением, если звонит Алесей Миллер и говорит прямо противоположное тому, о чём ты думал?
– Такого никогда не было. Алексей Борисович футбол знает и понимает настолько, что когда я понял масштаб его понимания, то действительно удивился. Это очень хорошо, когда понимание предмета у тебя и твоего работодателя совпадает. У нас не бывает жестких противоречий. Поэтому мне, к счастью, никогда не приходилось говорить вслух то, с чем я категорически не согласен.

- Тебе когда-нибудь делали предложения, от которых сложно отказаться?
- Слава богу, нет. Мой дед по маминой линии, который прошёл войну и дожил до последнего времени, какое-то время был директором торгового техникума. У него учились будущие директора ГУМов, ЦУМов и так далее. Он был человек кристально честный. Он ни разу не украл и не воспользовался своими возможностями в пользу своей семьи. У нас была полуразвалившаяся дача, худший участок, который можно было в этом товариществе получить. Но дедушка никогда не пытался воспользоваться своими связями, чтобы сделать дачу лучше. Я его спрашивал, когда ему было за 80: «Дед, ты же мог своим служебным положением воспользоваться?» На что он мне сказал золотые слова, которые в определённой степени являются для меня девизом: «Да, ничего не украл, не просил (он на войну ушёл рядовым и вернулся рядовым с медалями „За отвагу“, орденами и т.д.), зато мне сейчас 85, и у меня совесть чиста».

За свою жизнь я один раз украл один рубль. Учился классе в пятом. Тогда, если помнишь, на улице продавали овощи, и взвешивали на весах со стрелкой. Зимой, особенно когда холодно, продавщицы продавали в перчатках и железные рубли складывали под весы. А рубль - это были огромные деньги для пятиклассника. Я мог купить на него кучу мороженого и всякого такого. И вот один рубль очень соблазнительно лежал прямо на краю прилавка. Видимо, выкатился. У меня был огромный соблазн его взять - в очереди никто не видит. Взял, положил в карман. И он мне так жёг карман, что чуть дыру в нём не прожёг. Мне было так стыдно, что я украл этот рубль! С тех пор у меня в жизни не было ни одной ситуации, чтобы мне было так стыдно и чтобы мне что-то жгло карман, потому что в него ничто материальное больше не попадало таким путём.

Поэтому какие-то предложения бывали, но я спокойно от них отказывался. У меня никогда не было предложения, от которого невозможно отказаться. Бывало, людям нравилось, как я работаю, и они это предлагали как некую благодарность. Я отвечал, что так вопрос стоять не может, потому что я работаю не только для них, а для всех. И получать благодарность от кого-то отдельно взятого неприемлемо, потому что я тогда не смогу быть объективным. Соблазн бывает велик, но, к счастью, с того самого рубля у меня ни разу не было ситуации, чтобы мне что-то жгло руку.

И, в конце концов, у нас такое узкое профессиональное сообщество, что все и про всех достаточно быстро узнают.
- Однажды один клуб предложил сотрудничество на уровне пиара. Я отказался, сказав что не могу использовать чужую площадку, чтобы пиарить стороннее лицо. Но там, видимо, не так поняли, и через пару-тройку дней мне позвонил человек и сказал, что надо озвучить его идеи. Не облить кого-то из ведра, а, грубо говоря, сказать, что надо делать не три замены, а пять. И я понял: как же хорошо, что отказался.

При этом для тебя не дикость - огромная разница в зарплатах тех, кто в футбол играет, и тех, кто про него говорит и пишет, причём даже в случаях с футболистами ФНЛ и журналистами ведущих СМИ? В той же Италии, насколько я от тебя же знаю, всё по-другому.
- Обидно. Потому что я в том возрасте, когда надо обеспечивать семью… А у меня семья такая, что могу рассчитывать только на себя. Никто мне не оставит наследства, и у меня нет дедушки - нефтяного магната. Богатых родственников за границей у меня тоже нет. А папа - профессор МГУ с соответствующей зарплатой. Поэтому немного раздражает, что всё зависит от тебя, а ты не можешь сделать больше, чем ты можешь.

«МЕНЯ РЕАЛЬНО ПРИГЛАШАЛИ В „САМПДОРИЮ“. ПУСТЬ ГЕНИЧ ОБЗАВИДУЕТСЯ!»

- Читал в одном интервью, что ты не считаешь себя журналистом. Это как вообще понять?
- Не считаю. Потому что во мне нет журналистских качеств. Я нелюбопытен, ненастырен и не умею подглядывать в замочную скважину. По мне лучшая работа - это зарисовки, когда показываешь и рассказываешь не о каком-то человеке, а об антураже. Мне всегда было неловко бежать с микрофоном к людям. А вдруг ему неудобно сейчас? Вдруг я его от чего-то отвлекаю? Вдруг я ему сейчас помешаю? Вдруг у него сейчас нет настроения общаться? Журналист должен быть наглым, а я этого делать не могу физически. Меня так воспитали. Поэтому я не могу назвать себя журналистом именно в этом смысле. А ещё мне, например, очень тяжело писать.

- Ты долго пишешь?
- Долго. А потом долго редактирую - переделываю фразы, перечёркиваю слова. Не из перфекционизма, а потому что с ходу с большим трудом складываю фразы.

- Говорить тебе легче, чем писать?
- Да. Я брался за написание регулярных колонок, но не могу писать, когда надо. Могу, когда я этого хочу, когда в голове есть мысль, которую есть желание изложить. У меня не каждый день возникают мысли, а журналист должен писать вне зависимости от своего желания и настроения.

- Есть эксклюзивные интервью, которые вспоминаешь особо?
– В 97-м году брал интервью у Фабио Капелло, первым на российском телевидении. Он тогда ушёл было посреди беседы, сорвал петличку…

- И чем же ты его из себя вывел?
- Я поехал в Италию брать интервью у потенциальных участников ЧМ-98. Сам связался с пресс-службой «Милана» и договорился об интервью с Капелло. Тогда у них это считалось крутым, что Россия ими интересуется.

И вот поехал к дону Фабио. Мне назначали на 11 утра, а интервью я взял только в 8 вечера. Как потом выяснилось, это был тот самый день, когда его уволили. Он сразу предупредил, чтобы не было никаких вопросов про «Милан». Я уверил его, что спрашивать буду только про чемпионат мира. И где-то на четвёртом вопросе я произнёс слово «Милан» - и он сразу сорвал петличку.

Хорошо, что я знаю язык и начал ему объяснять: «Вы меня не так поняли. Я не про „Милан“, а про игрока, который выступает за эту команду и будет играть на чемпионате мира. Я жду вас 12 часов, приехал из далёкой страны, умоляю: не уходите». «Ещё один вопрос про „Милан“ - и я уйду», - проворчал Капелло и вернулся, даже сам надел петличку. Мы недавно с ним общались, и он вспомнил ту историю. Кстати, я тогда спросил, хотелось ли ему стать тренером сборной, например, Италии. Он однозначно сказал: «Нет». Это, мол, другая профессия, а его интересует только клубная карьера.

Есть ещё одна гениальная история, про которую никто не знает. Меня реально приглашали в «Сампдорию», в 1992 году, когда я ещё не работал на телевидении. Пусть Генич обзавидуется! В то время знание языка, особенно итальянского, было очень выгодно. Много бизнесменов из Италии приехали делать бизнес с Россией, и тогда профессия переводчика была очень востребована, поэтому я был знаком с кучей итальянцев.

И вот в Москве оказался юрист, работавший с Манчини, Виалли, Юговичем, в общем, всем золотым составом «Сампдории». Мы с ним подружились, и он пригласил меня к себе. Еду в Италию по свои делам и заглядываю к нему в гости в Геную. Он мне говорит: завтра команда играет, и он меня может познакомить с игроками. Приезжаем в гостиницу, куда клуб заезжает за день до игры. Надо понимать: это чемпион Италии, мегакрутые футболисты: Дзенга, Гуллит… И все они стоят в холле. Мой друг оказывается хорошо знакомым с главным тренером – Свеном-Ёраном Эриксоном.
Он его подзывает и так меня представляет: «Знакомься, это мой друг из России Джорджио, он раньше играл в футбол». А я на тот момент уже сломан, мне 22 или 21. И Эриксон на меня смотрит, заинтересовано так, по-спортивному. Выгляжу я нормально, видно, что занимался спортом, ноги вроде футбольные… И тренер чемпионов Италии мне говорит: «Ты сейчас где играешь? Приезжай завтра на тренировку».

Я, конечно, объяснил, что у меня колено не рабочее и что я сейчас переводчиком работаю. То есть представляешь: если бы я был здоров и у меня было бы побольше таланта, то я реально мог бы оказаться в «Сампдории»! Никуда я, разумеется, не поехал, надо же объективно оценивать свои возможности. Но это абсолютно реальная история. То есть человеку было всё равно, кто я, откуда я: если умеешь играть - почему бы не попробовать. Я сейчас говорю о правильном тренерском подходе.

- Раз уж мы о Капелло заговорили, то хочется узнать твоё мнение: контракт до 2018 года - не чересчур ли долго?
- Считаю, что тренеров такого уровня - единицы, и иметь такого на длинном контракте - очень хорошо. Недавно общался с одним человеком, который часто летает за границу, и он пару дней назад летел с Капелло одним рейсом. Так вот он рассказал, что все три с половиной часа, пока они летели, дон Фабио смотрел в айпаде футбол. То есть человек всё время в футболе. И это рассказывает тот, кому вообще нет смысла как-то пиарить Капелло.

Поэтому не надо сомневаться в его профессионализме. И не согласен с теми, кто говорит, что надо посмотреть на результаты чемпионата мира. Капелло - один из немногих персонажей в футболе, кому неприлично предлагать кастинг. Его перспективы никак не зависят от того, какое место Россия займёт на мундиале. Это отдельно взятый короткий турнир, который не должен ни на что влиять.

– Но представь, что мы сейчас не выходим из лёгкой на бумаге группы, а потом и вовсе не попадаем на чемпионат Европы-2016. А у него контракт до 2018 года. Что тогда?
– Расторгнуть контракт из-за отсутствия результата можно в любой момент. Всё зависит от контракта. Мы же не знаем, какая там неустойка. А вдруг её там нет вообще? Поэтому неприлично такому человеку, как Капелло, говорить: давайте, мол, подождём результата.

«МОЁ САМОЕ ЛЮБИМОЕ ЗАНЯТИЕ – КРИВЛЯТЬСЯ И ПАЯСНИЧАТЬ»

– Иногда тебя – как, впрочем, любого из нас - подводит категоричность. Например, перед полуфиналом Италия - Германия ты написал в твиттере, что выпустить Балотелли на поле будет катастрофической ошибкой. А в итоге он забил два мяча, и Италия вышла в финал.
– Учусь бороться с твиттером и сейчас не пишу сразу всё то, что мне приходит в голову. А категоричность с Балотелли - это тот редкий случай, когда я ошибся. Конечно, короткий прогноз - это игра в рулетку. В дальней же перспективе обычно бываю недалёк от истинны.

– Откуда вообще рождаются такие вещи, как знаменитое: «Я сейчас закончу вообще всё!» в матче Евро-2008 Голландия - Россия?
– Ниоткуда. Это был чистый поток сознания. А так у меня в айфоне есть такая удобная штука, как «заметки». И если мне приходит в голову нечто интересное - записываю. Не факт, что вспомню это в нужный момент, но если вспомню - бывает круто.

– Насколько ты контролируешь свои эмоциональные всплески в эфире?
– Мата себе точно не позволю, это исключено. Поэтому, когда вхожу в раж, понимаю, что не имею право на ошибку. Но прав был Маслаченко: в нашей профессии много в хорошем смысле актёрства. В моём школьном дневнике самая частая запись была: «Мешал вести урок, кривлялся, паясничал». Поэтому это моё самое любимое занятие – кривляться и паясничать.

Но российский футбол всеми воспринимается с серьёзными и мрачными лицами, как будто на похоронах. Моё отношение намного проще, поэтому я бы и дальше балагурил, мне это нравится. Когда начинаю «зажигать», себя специально настраиваю. Поэтому я очень люблю комментировать вживую – в тех же спортбарах - ведь я вижу реакцию зала, чего нам в телевизионной работе не хватает.

Почему люди говорят, что мне хорошо удаются топовые матчи? Потому что я отрабатываю всегда на 100%. Люди хотят огня, и я им его даю. Чувствую волну, на которую надо попасть. Ко мне до сих пор подходят и благодарят за матч Россия – Голландия, а ведь прошло шесть лет.

- А есть то, чего не хватает?
- У меня есть ощущение, что моя комментаторская жизнь проходит в параллельном мире. Нам очень тяжело конкурировать с людьми, которые постоянно появляются на федеральных каналах. Да, иногда комментирую на НТВ, но нас много, а футбола мало. И надо дать всем ребятам шанс проявить себя. Это нормальный процесс, когда разные люди на НТВ комментируют.

В течение года я комментирую в федеральном эфире от силы пять матчей. Это смешно. Не хочу, чтобы думали, что я на кого-то обиделся. Но если человек не в курсе, если он не смотрит «НТВ-Плюс», то ему очень сложно объяснить, кто я. Меня по ролику в Интернете про дворовый футбол узнают больше. Вот чего мне не хватает.

- А «ТЭФИ» - не хватает?
- Ты знаешь - нет. Я был в финале, и мне этого достаточно. Потому что сама статуэтка с каждым годом вручается по всё по более непонятным критериям. Поэтому того, что однажды был номинантом, для меня достаточно.

«КОГДА ЖЕНА ОТЛУЧИЛАСЬ, ВКЛЮЧИЛ СЫНУ ОЗЗИ ОЗБОРНА»

– У тебя есть какие-то карьерные амбиции, не только как у комментатора? Возглавить со временем спортивную службу какого-то канала, например?
– Совершенно очевидно, что всю жизнь комментатором я не буду. Тем более что в комментаторской работе я попробовал уже почти всё, что можно. Что может быть круче, например, чем комментировать выигранный нашим клубом финал Кубка УЕФА? А это у меня было: в матче «Зенит» - «Рейнджерс». Не думаю, что в ближайшие 10 лет кто-то из наших клубов дойдет до финала Лиги чемпионов.

У меня есть понимание, что, имея университетское образование, на плечах - голову и мозги внутри нее, нельзя быть только комментатором. Тем более что я - сугубо футбольный комментатор. Комментатор спортивный – это Юрий Розанов. Специалист высшего класса, который может освещать что угодно. Я, наверное, так не смогу. К тому же время навешивает на нас ярлыки. Допустим, я смею думать, что неплохо разбираюсь в кино. Но как только пишу что-то про кино, то сразу замечаю, насколько меньше получаю откликов, чем если о футболе. Но хочется, конечно, себя и в чём-то другом попробовать. Абсолютно уверен, что справился бы с любым ток-шоу, но у всех продюсеров я ассоциируюсь только с футболом. При том, что мне хватает опыта ведения программы в прямом эфире.

Конечно, не собираюсь бросать комментировать футбол, ведь мне это нравится и иногда получается круто. Сейчас у меня растёт сын, ему пять лет, и он пытается понять, чем же я занимаюсь. Скоро он пойдёт в школу, и наверное, это почётно, когда ему там скажут, что его папа - комментатор. И всё же я не хотел бы, чтобы это было единственным делом, которым я занимаюсь.

– Чему ты сейчас уделяешь больше времени - работе или семье?
- К сожалению, моя работа построена таким образом, что мы с семьёй живем в разных графиках. Жена у меня - офисный работник, поэтому по выходным она отдыхает, а ребёнок ходит в детский сад, поэтому мы редко пересекаемся. Недопонимания по этому поводу, к счастью, нет. И я совершенно чётко понимаю, что для мужчины, и для меня в частности, стержнем в жизни должна являться работа. Я должен обеспечивать семью.

– У тебя нет желания написать книгу о профессии и о себе в ней?
– Однажды мама в детстве спросила, кем бы я хотел стать. И я ей честно ответил: писателем. А мы жили близ Гоголевского бульвара и часто проходили мимо памятника Николаю Васильевичу, где он сидит на скамеечке. И, видимо, на меня это как-то подействовало.

Мама спросила: зачем? И тут я выдал: «Чтобы мне поставили памятник, на котором бы я сидел на скамеечке и читал СВОЮ книгу». И ещё назвал обязательное условие - чтобы мне при жизни его поставили, потому что я должен его посмотреть и поправить, если что не понравится. Видимо, я постепенно иду к осуществлению своей мечты.

– Ребёнок твою любимую «Металлику» уже слушает?
- У нас мама - большой фанат балета и классической музыки, поэтому дома мы слушаем классику. Но недавно, когда мама ушла, послушали Оззи Озборна. Теперь сын время от времени просит меня: «Папа, давай рок». Мне приятно.

Мы его отправили в музыкальную школу, поэтому мне очень интересно, что из него вырастет. Наверное, как у любого человека, которому идёт пятый десяток, появляется такой момент, когда уже начинаешь задумываться о своём возрасте. Но маленький ребёнок и предвкушение того, что тебе придётся следить за тем, как он будет расти, заставляет тебя о своём возрасте забыть.

Георгий Черданцев – популярный российский журналист, теле- и радиоведущий, спортивный комментатор на каналах «НТВ», «НТВ-Плюс» и «Матч ТВ». Полюбился поклонникам футбола за эмоциональный, живой стиль комментирования. Георгий Черданцев родился 1 февраля 1971 года в столице России – Москве. Его мама – кандидат наук, научный сотрудник, а папа – доктор наук, профессор. Из-за работы родители будущего журналиста подолгу отсутствовали дома, поэтому воспитанием Георгия занималась бабушка.

В 1976 году любимая команда главы семейства («Спартак») вылетела из высшего дивизиона, заняв предпоследнее место в первенстве. Видя, что отец находится в плохом настроении, маленький Гоша подошел к маме, чтобы узнать, из-за чего именно расстроился папа. Женщина доходчиво все объяснила. С того момента не по годам умный парнишка стал болеть за красно-белых.


В 1978-м он начал следить за положением команды в таблице в «Советском Спорте», а уже через год осознанно смотрел «золотой» матч против ФК «Гурия». В том же 1979-м родители отдали сына в футбольную секцию, которую организовал энтузиаст-учитель физкультуры. В тот период преподаватель пения настоятельно рекомендовала матери будущего журналиста отдать юное дарование в музыкальную школу, но папа отнесся к этому предложению скептически, предпочтя спорт.


В 1981 году тренер ушел в ДЮСШ «Спартак-2», захватив с собой самых талантливых ребят, в числе которых оказался и Черданцев. За 6 лет выездных матчей и соревнований Георгий заработал немало грамот и медалей. После выпуска из английской спецшколы встал вопрос о выборе вуза. Бабушка отдавала предпочтение МГИМО, но отец настоял на МГУ, для поступления в который не требовалось комсомольского билета (в МГИМО без двухлетнего комсомольского стажа не принимали).


Так получилось, что в школу будущего комментатора отправили в шесть с половиной лет, а в шестнадцать с половиной он уже был первокурсником романо-германского отделения филологического факультета МГУ (специальность «переводчик и преподаватель английского языка»). По окончании университета, в 1992 году, Георгий непродолжительное время работал в юридическом отделе русско-итальянской компании, а затем, решив получить второе высшее образование, поступил на экономический факультет МГИМО.


Правда, окончить его юноша не сумел из-за неожиданно пришедшей повестки в армию. Семье пришлось приложить немало усилий, чтобы без взяток и нарушения законов от парня отстали. Сидя без работы у телевизора и смотря «Футбольный клуб», Георгий узнал о запуске первого в России платного спутникового спортивного канала «НТВ-Плюс» и решил отправить туда свое резюме, ведь готовых специалистов в области спортивного телевидения в то время не было.

Спортивный комментатор

В 1996 году Черданцева в качестве корреспондента приняли в штат программы «Футбольный клуб», в которой Георгий проработал 4 года. С 1999 по 2001 годы он был ведущим передачи «Европейская футбольная неделя». В период с 2004 по 2007 годы работал в качестве пресс-атташе РФПЛ. В 2008-м Георгий стал ведущим «Футбольной ночи» на НТВ, покинув ее в 2011 году. В 2000-х Черданцев также работал в передачах «Обратный отсчет», «2:1» и «Постскриптум».


С 2005-го по август 2013-го числился ведущим программы «Слушаем футбол» на радиостанции «Серебряный дождь». В августе 2013-го года его назначили директором телеканала «НТВ-Плюс Спорт плюс». Там Георгий комментировал матчи итальянской серии. Также под его чутким надзором проходили игры чемпионата мира 2002 года, чемпионата Европы 2008 года и чемпионата мира 2014 года (трансляция проходила на «Первом канале»). Помимо прочего, Черданцев комментировал три финала Лиги чемпионов (в 2003-м, 2007-м и 2015-м).


Шоу "После футбола с Георгием Черданцевым"

В августе 2013 года журналиста назначили директором телеканала «Спорт Плюс». На том же канале в 2014-м мужчина провел «Олимпийский канал» из Сочи в паре с ведущей радио «Спорт FM» , которая в тот период исполняла обязанности телеведущей.


В 2016 году творческая биография Черданцева пополнилась новым достижением: Георгий на пару с переозвучили видеоигру FIFA 2016. Примечательно, что разработчики, компания Electronic Arts, пролоббировали дубляж только в трех странах: России, Германии и Польше. В итоге коллеги на протяжении трех месяцев комментировали ситуации симулятора футбольного мира, в котором им пришлось озвучить порядка тридцати тысяч реплик.

Стоит отметить, что Георгий в период дубляжа игры не отрывался от постоянной работы, продолжая сниматься на ТВ. В этом же году журналист посетил юмористическую передачу канала ТНТ «Камеди Клаб», на которой он вместе с резидентами шоу, группой USB, записал два музыкальных клипа про сборную России по футболу: первый на случай выигрыша команды на «Евро», а второй – на случай ее вылета из турнира.

Личная жизнь

К теме освещения личной жизни Черданцев относится крайне ревностно. Несмотря на то что радиоведущий женат и имеет ребенка, в Сети практически нет информации, касающейся его взаимоотношений с представительницами слабого пола. Достоверно известно, что Георгий уже много лет состоит в законном браке. Надежда (жена комментатора) не имеет никакого отношения ни к спорту, ни к журналистике и является личностью немедийной.


Женщина всегда с пониманием относилась к тому, что муж днями не появлялся дома, с головой погружаясь в работу на съемках очередной программы. Надежда доверяет мужу, и поэтому периодически публикующиеся в желтой прессе материалы о романах Черданцева с той или иной особой ничего, кроме смеха, у женщины не вызывают.


Супруга телеведущего подарила ему сына. Андрей Черданцев, как и отец, проявляет интерес к футболу. Видя тягу горячо любимого чада к спорту, журналист всячески поддерживает его стремление. Так, этим летом мужчина отдал ребенка в летний футбольный лагерь Академии клуба «Ювентус». Именно этот европейский топ-клуб первым открыл в России филиал. Все методики разработки тренировок официально запатентованы, тренеры проходят специальную подготовку в Италии.


Футбольная академия "Ювентуса" в России

В данный момент Академия располагается на стадионе «Метеор», но ближе к зиме переедет в район Фили, где в распоряжении ребят будут шикарные условия для занятий зимой (в том числе бассейн). И хотя сам телеведущий неоднократно заявлял, что не планировал делать из сына профессионального нападающего или вратаря, тот факт, что Андрей проявляет к спорту неподдельный интерес, его очень радует.

Георгий Черданцев сейчас

В 2017 году Черданцев радует зрителей канала «Матч ТВ» своими разборами предстоящих и прошедших игр в программах «Все на футбол!» и «После футбола». Также Георгий продолжает комментировать футбольные противостояния команд. В июне-августе его послужной список пополнился встречами первого тура российской премьер-лиги «СКА-Хабаровск» – «Зенит», седьмого тура чемпионата России «Спартак» – «Локомотив» и Суперкубка Испании «Реал» – «Барселона».


Помимо прочего, в своем

Кто такой Георгий Черданцев? Этот журналист хорошо известен любителям футбола своим эмоциональным стилем освещения спортивных событий. Популярность приобрел благодаря участию в целом ряде проектов на телеканале «НТВ-Плюс». Особенно успешной стала авторская аналитическая передача «Футбол с Георгием Черданцевым».

Краткая биография

Георгий Черданцев появился на свет 1 февраля 1971-го в Москве. С ранних лет интересовался футболом. В период с 1982 по 1989 год занимал место в основном составе юношеской команды «Спартак-2», которая принимала участие в чемпионате Москвы. Позже Георгий Черданцев был вынужден распрощаться с любимым занятием, получив серьезную травму колена.

В 1992 году поступил в МГУ на факультет филологии по специальности "преподаватель английского языка и переводчик". Окончив вуз, работал в туристической фирме, юридическом отделе банка, некоторое время трудился грузчиком, проживая в Стамбуле.

Как Черданцев попал на телевидение?

Будучи сотрудником туристической фирмы, во время перелета из Турции в Италию Георгий познакомился со своей будущей девушкой, которая на то время являлась журналисткой молодого и развивающегося телеканала «Муз-ТВ». Позже Георгий лишился постоянной работы и днями находился в своей квартире в Москве. Однажды, во время просмотра телевизора, Черданцев поспорил с девушкой о том, что устроится на канал «НТВ», который только появился в кабельных сетях. Так и произошло. Воспользовавшись номером факса из бегущей строки по телевизору, Георгий Черданцев отправил письмо главному редактору спортивной программы, вложив в него свое резюме. Через несколько дней в квартире раздался телефонный звонок и будущий комментатор был приглашен на собеседование.

Участие в телевизионных проектах

Георгий Черданцев - комментатор, который всегда отличался живой, энергичной манерой освещения спортивных событий. На протяжении длительного времени он работал в паре с более сдержанным по характеру Василием Уткиным, комментируя футбольные матчи отечественного первенства и зарубежных чемпионатов. Затем последовала должность ведущего в программе «Европейская неделя». Далее Георгий Черданцев выступал в роли эксперта в передачах «90 минут» и «Обратный отсчет» на все том же канале «НТВ». В 2005 году был приглашен на радиостанцию «Серебряный дождь», получив должность ведущего передачи «Слушаем футбол». После этого вернулся на телевидение и организовал авторский проект «Футбол с Георгием Черданцевым».

Примечательно, что в жизни Георгия называют Юра. По словам известного комментатора, эти имена трактуются одинаково. Юрий означает «землепашец» в переводе с карельского языка. Аналогичное значение имеет имя Георгий по-гречески.

Прапрадед Георгия Черданцева прославился тем, что составил первый отечественный учебник по стенографии. Прадед известного комментатора является автором географической карты Узбекистана. В свое время одна из улиц города Ташкента была наименована фамилией Черданцева.

Георгий не считает себя журналистом в традиционном понимании этого слова, поскольку по характеру не обладает наглостью и настырностью, желанием «подглядывать в замочную скважину». Кроме того, Черданцев отмечает, что ему тяжело писать тексты. Возможно, именно поэтому он выбрал для себя роль комментатора.

Голос Георгия Черданцева можно услышать в одной из серий мультипликационного сериала «Валера», а также рекламном ролике группы компаний «Согаз». Вместе с другим известным ведущим Константином Геничем участвовал в озвучивании футбольной игры FIFA-16.

В 2015 году ведущий решил выпустить собственную книгу. Работа получила название «Записки футбольного комментатора».

Играть в футбол ему всегда нравилось больше, чем заниматься к журналистикой. Однако юношеская травма поставила крест на спортивных амбициях Георгия Черданцева, а журналистская работа превратилась в призвание. Геогрий стал одним из самых узнаваемых футбольных комментаторов телеканала Матч ТВ: Черданцев освещает наиболее престижные и интересные матчи.

Может ли грузчик превратиться в телекомментатора?

Георгий Черданцев родился 1 февраля 1971 года в Москве, в профессорской семье. Дед был советским разведчиком, прадед - академиком, прапрадед - адвокатом и доверенным лицом одного из великих князей. У представителя такой династии немного шансов выйти в чемпионы по футболу, однако именно такую мечту лелеял ученик английской спецшколы.

Футболом мальчик заболел из-за отца - горячего поклонника команды «Спартак» - и от школьного учителя физкультуры. Когда физрук перешел в детско-юношескую школу «Спартака», Черданцев и еще несколько ребят последовали за учителем. Ездить на тренировки приходилось три раза в неделю. С дублем «Спартака» у будущего комментатора связано несколько лет жизни (до 1989 года). В то же время способный юноша окончил школу и стал учить в МГУ итальянский язык.

О матчах на серьезном уровне пришлось забыть после тяжелой травмы колена.

Окончив филфак, молодой переводчик перепробовал много занятий - от работы по специальности до занятий бизнесом (Черданцев рассказывает, что пытался продавать все на свете - от слоновой кости до самолетов и противогазов, но не заработал ни копейки). В 1996 году он некоторое время работал в Турции грузчиком.

Возвращаясь в Москву, Георгий познакомился с молодой журналисткой с канала «Муз-ТВ». На телевидение Черданцев пришел «на спор» - хотелось доказать девушке, что он не грузчик, а тоже телевизионный журналист. Это казалось недостижимой мечтой!

Карьера журналиста

Осенью 1996 года появился спутниковый телеканал «НТВ-плюс». Штат набирали с нуля. Спортивных журналистов в России было еще очень немного. 25-летний человек с дипломом МГУ, с отличным знанием иностранных языков и со спортивным прошлым оказался востребован, хотя до этого ни минуты не работал в журналистике. Георгию сказали: «все зависит от тебя!». Черданцева приняли без определенного места в штате и не обещали даже твердой зарплаты…

Георгий начинал как репортер и переводчик. Его выручила довольно редкая специальность (итальянский). Черданцев быстро показал себя как яркий и удачливый интервьюер - еще в далеком 1997 году он брал интервью у .

С 1998 года Георгий комментирует матчи, с 1999 года - ведет различные программы, связанные с футболом. Черданцев начинал комментаторскую карьеру в качестве товарища известного журналиста Василия Уткина. Работал он и на радио: вел программу на радиостанции «Серебяный дождь».

В октябре 2015 года вместе с другими спортивными журналистами Георгий Черданцев перешел на канал «Матч ТВ» и стал ведущим телепрограмм «После футбола» и «Все на матч».

Как журналист Георгий имеет узкую специализацию - футбол. Играть в футбол ему нравится гораздо больше, чем комментировать, и телевизионщик до сих пор сожалеет о том, что его спортивная карьера оборвалась так рано.

Еще в школьные годы в дневнике у юного Черданцева появлялись замечания учителей: «кривляется и паясничает». Так получилось, что спортивный комментатор выполняет свою дело с живостью, эмоционально, от души! В его работе всегда есть место шутке. Вместе с тем, Черданцев отличается высокой компетенцией и профессионализмом. Чаще всего он освещает матчи чемпионата Италии. Нередко ему доверяют и самую ответственную работу, связанную с чемпионатом мира или еврокубками. Самым запоминающимся матчем для Георгия стала встреча «Зенита» с «Реднджерс» в финале Кубка УЕФА (2008). Как известно, «Зенит» одержал тогда блестящую победу.

В детстве, еще до увлечения футболом, Георгий заявлял, что хочет стать писателем. Когда родители спросили «почему», мальчик им указал на бронзового Гоголя и сказал: «Чтобы мне тоже поставили памятник». Памятник невозможен, но все-таки книга у Черданцева появилась. Он назвал ее «Записки футбольного комментатора». Впрочем, Георгий не любит создавать тексты, он лучше себя чувствует в стихии звучащего слова. Он вообще считает себя «неправильным» журналистом, которому не хватает напористости, чтобы любой ценой добывать факты и подглядывать в замочные скважины…

Но в качестве комментатора Черданцев полностью на своем месте!

Персональная жизнь

С восемнадцати лет он живет с болью в ноге. Иногда эта боль утихает, иногда становится сильнее. А окружающие не всегда понимают, почему веселый комментатор время от времени делается мрачным и раздражительным…

«Спартак» для Георгия Черданцева - любимая команда детства. Однако, занявшись журналистикой, он решил: телекомментатор ко всем клубам должен относиться непредубежденно, ни за кого не должен болеть.

Черданцев комментирует футбольные матчи не только в реальности, но и в фильмах (сериал «Кухня»), в компьютерных играх (EA Sports FIFA 16).

В кругу семьи Георгия зовут именем «Юра». Черданцев объясняет, что по этимологии это одно и то же имя.

Времени на семью остается совсем немного, так как основная часть жизни тележурналиста проходит на работе. «Работа - смысл жизни мужчины», говорит Геогрий Черданцев. Жену он видит далеко не каждый день, ведь она офисный работник и свободны у нее только выходные, а сам Георгий трудится в эти дни почти круглосуточно. Тем не менее, в семье все благополучно, растет сын.

Сын уже ходит в музыкальную школу. Георгий с детства проявлял музыкальные способности, ему но пришлось делать выбор между искусством и спортом… Тем не менее, еще в студенческие годы Черданцев был участником творческой группы. Сейчас Георгий не поет и не играет, но считает рок-музыку очень важным хобби.